Понедельник, 21.08.2017, 05:36
Приветствую Вас Гость | RSS

'

Главная » 2015 » Январь » 18 » Календарь Знаменательных и Памятных Дат Искусства
14:55
Календарь Знаменательных и Памятных Дат Искусства

Календарь Знаменательных и Памятных Дат Искусства

Январь

Январь - начало настоящего снежного карнавала. Долгое время природа, словно женщина, убранная для великосветского раута, будет плавно вальсировать со снежными хлопьями и фантастически-белыми снегами, подобными богатому меховому убранству. Куда не посмотри - всюду сияние вечно белого великолепия, которым можно завороженно любоваться часами. А когда идет снег, то мир замирает в немом восторге сияющей красоты и "вакуумной", особенной, тишины. А с сердцем и душой происходит что-то невообразимое! То, что трудно передать сравнениями и словами. Январю очень подходит название ЧАРУЮЩИЙ...

2 января – 95 лет со дня рождения Азимова Айзека (1920-1992), американского писателя - фантаста 

«История достигла точки, когда человечеству больше не разрешается враждовать. Люди на Земле должны дружить. Не думаю, что можно заставить всех людей любить друг друга, но я желал бы уничтожить ненависть между людьми». Он умер 22 года назад, а человечество все дальше уходит от осуществления его мечты, от того, во что он искренне верил. Сегодня исполняется 95 лет со дня рождения писателя Айзека Азимова.

Мальчик Исаак из местечка Петровичи
Его судьба сложилась счастливо. И неожиданно. Будущий знаменитый фантаст родился 2-го января 1920 года в маленьком местечке Петровичи Климовичского уезда Гомельской губернии. Всего в 400 километрах от Москвы, но рука новой власти до местечек еще не добралась. И родители будущего фантаста — Анна-Рахиль Исааковна Берман и Юда Аронович Азимов — говорили только на идиш. Идиш и стал родным и единственным языком детства Айзека Азимова. Впрочем, тогда он еще не был Айзеком. Мальчика назвали Исааком — в честь умершего деда матери. Главными книгами, по которым маленький Исаак познавал мир, были рассказы Шолом-Алейхема. Родители содержали мельницу, образованием мальчика особо не занимались.
Кто знает, как сложилась бы дальше жизнь мальчика Исаака, если бы в 1923 году его отец не принял судьбоносное решение: Юда Аронович собрал вещи, продал все лишнее и увез семью в Америку. А в Америке жизнь поначалу складывалась тоже не очень гладко. Азимовы поселились в Бруклине, и уже через несколько лет после приезда Юда Аронович купил кондитерскую. Азимовы жили весьма скромно, вскоре у Исаака родился младший брат, Стэнли. Будущему фантасту пришлось помогать отцу содержать семью. Он вставал в шесть утра, разносил газеты. А потом допоздна сидел за прилавком отцовской кондитерской. В пять лет он уже ходил в школу — чтобы отдать мальчика учиться, мать переправила его метрику, прибавив лишний год. И жизнь малыша стала совсем несладкой. После школы он мчался в лавку, чтобы там допоздна торговать сладостями. Случись ему задержаться или засидеться с книжкой, отец начинал его жестко отчитывать. «Я работал по десять часов семь дней в неделю, — писал много лет спустя известный фантаст. — Все это время я проводил в лавке. Даже когда обстоятельства вынуждали меня отлучиться на пару минут, меня начинал мучить вопрос: Господи, а как там в лавке?» Ему некогда было гонять со сверстниками в мяч и даже делать уроки. Лавка отнимала все свободное от учебы время. Единственным развлечением и увлечением стали книги. Читать он научился в четыре с небольшим. И читал все подряд, жадно впитывая самые разнообразные знания. Поэтому начальную школу он закончил блестяще. Учителям, правда, не нравилась невероятная болтливость мальчика. На уроках он постоянно крутился и перешептывался с одноклассниками. Видимо, компенсировал невозможность пообщаться с ними после школы. 
В 1929 году на полках книжных лавок появился журнал Amazing Stories. Мальчик завороженно смотрел на августовский выпуск журнала, на обложке которого двое ученых разглядывали светящийся шар, зависший над экспериментальной установкой. Но отец, который в общем-то мало интересовался литературными увлечениями сына, почему-то вдруг запретил Исааку (для американских друзей он уже стал Айзеком) читать фантастику. Посчитал, что чтиво это для еврея не подходит. Однако маленький Айзек не отступал — он нашел другой журнал — Science Wonder Stories — и убедил отца на него подписаться. Юду Ароновича подкупило слово «наука» в заголовке издания. И он сдался. Так начался роман будущего фантаста с фантастикой. А вот в школе Азимов не задержался. Он мгновенно усваивал материал, просто отсиживать время в классах ему было незачем. И основной школьный курс он блистательно завершил уже к 15 годам. У него была такая прекрасная память, что он никогда не забывал прочитанное однажды. И всю жизнь вел дневник, записывая туда все события своей жизни. 

Запах крови, атомная бомба и фантастические миры
Рано закончив школу, Айзек еще не готов был самостоятельно определять свою жизнь, поэтому, по настоянию родителей, отправился изучать медицину. Затея эта была весьма бестолковая, поскольку при виде крови будущий писатель терял сознание. И все-таки он проучился целый год в Seth Lower Junior College. И, может быть, учился бы и дальше, если бы колледж не закрылся. Затем Айзек решил действовать самостоятельно. Еще перед поступлением в колледж он пытался прорваться в престижный Колумбийский университет. Вот только подвело его увлечение литературой с ее красивостями и яркими образами. 
В автобиографии Азимов написал, что плохо сходится с людьми, невероятно болтлив и неуравновешен. В приемной комиссии посчитали, что такой студент им не нужен. После того как счастливая судьба избавила Айзека от медицины, он решил поступать в Колумбийский университет на факультет химии. В студенты его не взяли, а вот в месте вольнослушателя не отказали. В 1941 году он получил-таки степень магистра и даже поступил в аспирантуру. Но главным его увлечением стала вовсе не химия. 
Он настойчиво пишет в редакцию журнала Astounding, предлагая свои рассказы. Письма как будто уходят в зазеркалье — юноше никто не отвечает. Айзек решает лично носить свои послания в редакцию. Но главный редактор журнала Джон Кэмпбелл (автор известных фантастических и хоррор-рассказов) одну за другой отсылает рукописи автору. Правда, однажды он с удовольствием час проговорил с молодым писателем, посоветовал, как улучшить стиль письма, но публиковать его все равно не стал. Тогда Азимов всерьез рассердился на любимый журнал и на своего кумира. И отослал рукопись своего нового рассказа (знаменитые «Затерянные около Весты») в другой журнал — Amazing Stories. К счастью, здесь привередничать не стали, рассказ опубликовали и даже отправили автору первый в его жизни литературный гонорар — 64 доллара. А вот Кэмпбелл еще долго капризничал. Напечататься в Astounding Айзеку удалось только с седьмой попытки. Правда, теперь все уже пошло, как по накатанной. 
Азимова приняли в общество футурианцев — сообщество фантастов, которые обсуждали новые веяния в футурологии и прочие фантастические миры. Однако сообщество оказалось слишком политизированным, причем большинство футурианцев с восторгом отстаивали коммунистические идеалы. Азимов быстро разочаровался в новых товарищах. Да и времени на это баловство у него совсем не было — он писал, учился и продолжать работать в отцовской лавке. Сотрудничество с Кэмпбеллом продолжалось, но Азимову оно давалось нелегко. Кэмпбелл то нещадно правил его рассказы перед выпуском в печать, то вовсе их не принимал. И хотя молодой писатель умудрялся пристроить их в другие журналы, кажется, только публикации в Astounding доставляли ему истинное удовольствие. Азимову, впрочем, было не привыкать к препонам. Будучи простым слушателем Колумбийского университета, он вынужден был несколько раз подряд доказывать преподавательскому составу, что достоин настоящей ученой степени. В итоге ему это удалось, но лишь после череды отказов. И все-таки он и здесь отстоял свое место, поступил в аспирантуру, взялся за диссертацию. И через год бросил.
Это было 14-го февраля 1942 года. Молодой фантаст отправился на свидание вслепую. Гертруда Блюгерман ему сразу понравилась. Но содержать молодую семью отец Азимова явно не желал. Пожениться они смогут только в июле. Незадолго до этого Айзек знакомится с Робертом Хайнлайном, который служит на военно-морской верфи в Филадельфии. Через несколько дней после знакомства юному писателю приходит официальное предложение стать младшим химиком на заводе. Мир живет войной. И служба обещает неплохое жалование. Теперь он может убить всех зайцев сразу: жениться на любимой девушке, избавиться, наконец, от кондитерской лавки отца и перестать доказывать Колумбийскому университету, что он действительно его достоин. Азимов женится на Гертруде и отправляется в Филадельфию. Работает он в компании выдающихся ученых, жалования молодой семье вполне хватает на жизнь, а все свободное время он проводит за пишущей машинкой. Но в 1945 году его призывают в армию рядовым. Служить отправляют в подразделение, которое должно было провести испытания атомной бомбы в Тихом океане. Здесь приходилось летать на самолетах. Азимов жутко боится высоты. Отслужив год, Айзек демобилизовался. С тех пор фантаст, воображение которого рисовало невероятные полеты к иным мирам, ни разу больше не поднимался на борт железной птицы. 
Он возвращается в университет, продолжает писать диссертацию, ведет семинары и снова пишет. Но теперь уже не только беллетристику. В 1948 году в том же журнале Astounding выходит его статья под названием «Эндохронические свойства ресублимированного фиотимолина». Это была довольно жесткая сатира на диссертации по химии, с которыми ему приходилось иметь дело в университете. Статью должны были напечатать под псевдонимом, но забыли и указали настоящее имя автора. Айзек был в ужасе: ведь ему предстояла защита. Он был уверен, что его профессора придут от пародии в бешенство. И тут случилось невероятное: ученых-химиков сатира привела в восторг. Азимов успешно защитился и получил место преподавателя биохимии в Медицинской школе при Бостонском университете. В том же году издательство Doubleday предлагает ему контракт на публикацию его первого романа «Камешек в небе». Постепенно литературные вкусы Азимова становится более независимыми. Он уже меньше восхищается Кэмпбеллом, на рынке появляется масса изданий, которые готовы его публиковать. 
Теперь Азимов сам выбирает, где печататься. Не везет ему только в попытках издать роман «Основание». Рукопись возвращали из нескольких издательств, пока, наконец, не приняли. И когда книга все-таки вышла, она оказалась самым успешным проектом за всю писательскую карьеру Азимова. Разошлась многомиллионными тиражами, за допечатки которых Азимов всю жизнь получал гонорары. Но сочинение художественных миров изрядно выматывало. Издательства требовали «сериалы» — истории с продолжением. И Азимов взялся за новый для себя жанр: написал научно-фантастическую книгу для подростков «Химия жизни». Книга очень понравилась издателям, Кэмпбелл тоже захотел ее напечатать. Азимов был в восторге: работать в научно-популярном жанре оказалось гораздо легче, чем в беллетристике. 
Писатель нащупал золотую жилу: его книги и статьи о науке расходились, как горячие пирожки. Теперь он был спокоен за свое будущее. В Бостонском университете, правда, разразился скандал: Айзек надерзил университетскому начальству, и оно попросило его покинуть стены учебного заведения. Писатель лишь пожал плечами: ведь теперь он один из самых хорошо издаваемых популяризаторов науки в мире, а вскоре станет самым известным среди них. Так и случилось — редактор журнала «Фантазия и научная фантастика» предложил ему вести ежемесячную колонку о науке. Азимов с радостью принял предложение. Его представили читателям как «Доброго доктора». Так его и называли до конца его дней. Всего он написал 399 колонок. 400-я должна была стать темой очередного номера журнала. Но автор был уже слишком болен. 
Он писал обо всех науках, в которых разбирался: астрономии, биологии, математике, физике и химии. Писал для детей и подростков, объясняя им, как устроен окружающий их мир. Его книги расходились огромными тиражами. Он взялся за энциклопедию науки и техники, которая была издана в 1964 году под названием «Азимовская биографическая энциклопедия науки и техники». Он заинтересовался античностью и написал о древних греках, римлянах, египтянах и Темных веках европейского средневековья. Следующим подведением итогов стал двухтомник «Азимовский путеводитель по Библии». А после него он создал еще два два тома путеводителя по Шекспиру. Теперь он уже не мог бы написать о себе в характеристике: «непросто сходится с людьми». Азимов стал настоящим любимцем публики. Он выступает на самых престижных конференциях, его ждут на приемах. Он остроумен, непредсказуем, очарователен, он откровенно флиртует с женщинами. И даже пишет об этом книги. «Похотливый старикашка» и «Разнузданные лимерики» были посвящены его (реальным или воображаемым) любовным похождениям. 
С женой Айзек к тому времени уже развелся, оставив двоих детей, Дэвида и Робин Джоэн. Их союз оказался абсолютно неудачным, а бракоразводный процесс занял три года. Азимов согласился выплатить бывшей жене 50 тысяч долларов и взял всю вину на себя, заявив, что быть одновременно хорошим мужем и хорошим писателем у него не получается. Впрочем, сразу после того как фантаст ушел от жены, он стал жить с новой дамой сердца — некоей Дженет Опал Дженсен. Они познакомились, когда она подошла к писателю за автографом. Встречи этой Азимов не запомнил, а она тогда сочла его персонажем крайне неприятным. Но спустя пару лет они снова встретились. И вот теперь, судя по-всему, между ними возникло сильное чувство. 

Писатель навсегда
Азимов работает так, как не работает никто. Он выпускает книги десятками, он пишет в журналы, ведет колонки, выступает с лекциями, дает интервью самым известным репортерам мира. Он завален работой, не может даже ненадолго оторваться от пишущей машинки. У него нет ни секретарей, ни помощников. Он все делает сам: сам отвечает на звонки и письма, сам пишет книги (десятками в год), сам придумывает все новые и новые темы, истории, миры. 
И через две недели после своего 57-летия попадает в госпиталь с диагнозом «тромб коронарных сосудов». Но и это ег не остановило. Кажется, что ритм, в котором жил маленький Исаак Азимов (12-часовой рабочий день с самого детства: разнести газеты-школа-кондитерская) не дает прославленному писателю расслабиться. Уже в больнице он пишет первый том своей автобиографии. Выйдя из больницы, он пишет продолжение «Основания» — книги, которая вывела его в разряд самых востребованных и ярких фантастов XX столетия. Успех продолжения оказывается просто ошеломительным: книгу перепечатывают многомиллиоными тиражами, она приносит писателю невероятные гонорары и 25 недель держится в списке бестселлеров The New York Times. 
В 1983 году Азимов снова оказывается в госпитале — три подряд операции на почках. В 1989 году он много месяцев не может встать с постели — острая сердечная недостаточность. Он продолжает писать, но теперь это дается ему с огромным трудом. Таблетки позволяют ему жить, но сил для работы совершенно не остается. «Я хотел бы умереть, упав лицом на клавиатуру пишущей машинки», — признается он коллегам. Возможно, это было единственное желание писателя, которое ему не удалось осуществить. Поняв, что больше писать он не может, Айзек Азимов умер. Он написал более 500 книг. Он рассказывал миру о том, какой этот мир на самом деле. Он придумывал иные миры и пространства. Он забыл написать только об одном — о том, как маленький мальчик Исаак водил пальчиком по страницам с чудными буквами и погружался в мир Шолом-Алейхема, мир идиша и еврейского местечка. Оттуда он был родом. И, к счастью, не погиб вместе с ним.


4 января – 230 лет со дня рождения Гримма Якоба (1785-1863), немецкого филолога, сказочника 

Гримм Якоб (4 января 1785, Ханау, земля Гессен  - 20 сентября 1863, Берлин),
немецкий филолог, основоположник германистики как науки о языке и литературе и мифологической школы в фольклористике. Принадлежал к кружку гейдельбергских романтиков.

Детство, воспитание
Родиной семьи Гриммов была земля Гессен. Здесь ещё в 1650 их предок Иоганн Гримм служил смотрителем почтовой станции "У белых коней". Прадед и дед братьев были священниками кальвинисткой церкви на земле Гессен. Отец, Филипп Вильгельм (1751-1796), предпочёл юридическую карьеру. Начав как адвокат, затем становится "княжеским городским и земским писарем" в Ханау. В 1783 женился на Доротее Циммер, происходившей из семьи юристов. Кроме Вильгельма и Якоба, в семье было ещё три младших брата (Карл, Фердинанд и Людвиг Эмиль) и сестра Лотта.
С ранних лет начались первые совместные уроки Якоба и Вильгельма. Взявшись за руки, они шли в сопровождении служанки к учителю французского языка. Вместе ходили и к родственникам. Недалеко от них жила сестра отца - бездетная вдова. Именно тётя Шлеммер обучила детей азбуке, читала с ними катехизис и познакомила их с основами счёта. Уже тогда её поражало, с каким вниманием Якоб воспринимал все наставления и как быстро научился читать и считать.
В 1791 отца братьев назначили управителем и судьёй в городе Штайнау, откуда он был родом. Детям с самого раннего возраста внушалось чувство верности и долга. При всей скромности и бережливости семья жила в дружбе и согласии, в доме было много поводов для веселья.
10 января 1796 отец братьев умер в возрасте 45 лет, оставив 40-летнюю вдову с шестью детьми на руках. Семья вынуждена была переехать из казённого особняка в более скромные апартаменты. В том же году умерла и сестра отца. Смерть отца и тётки сильно подействовала на Якоба и Вильгельма. Будто взрослые, делили они теперь с матерью заботы о младших братьях и сестрёнке.

Учёба в Касселе

Осенью 1898 братья переехали в г.Кассель к своей тётке (сестре по матери) Генриетте Циммер, которая была камеристкой кассельского двора. Братья учились в кассельском лицее (гимназии имени Фридриха). Якоба сразу зачислили в начальный класс первой ступени, а Вильгельму пришлось брать частные уроки, прежде чем он смог к пасхе 1799 попасть в тот же класс. Обычно в гимназии учились 7-8 лет. Братья Гримм благодаря прилежанию и способностям так быстро овладевали материалом, что, перескочив несколько классов, закончили гимназию через 4 года (1802). 
Многие часы учёбы в Касселе ушли на изучение географии, естествознания, антропологии, этики, физики, логики и философии, но основу преподавания составляли филологические и исторические дисциплины. Якобу гораздо приятнее было бы изучать только языки и историю. По 6 часов ежедневно проводили братья в лицее, к этому добавлялись ещё 4-5 часов домашних занятий. Здесь, дома, с особым удовольствием, участием и большим терпением помогал им в изучении французского и латинского языков воспитатель пажей Дитмар Штёр.
Несмотря на перегрузки, Якоб довольно бодро выдержал годы учёбы в лицее. Он был худощав и строен, но вместе с тем более вынослив, чем мечтательный Вильгельм. Без особого вреда для здоровья Якоб перенёс и сидячий образ жизни, и постоянный недостаток свежего воздуха, и эту вечную зубрёжку, и отсутствие спортивных занятий. Вильгельм же, переболев скарлатиной, стал жаловаться на боль в груди и тяжесть при дыхании.
Иногда братьям удавалось урвать свободный часок-другой, и они использовали его для рисования. Занимаясь самостоятельно, они стали искусными рисовальщиками. Одновременно с занятиями рисование братья увлеклись коллекционированием. Особым видом коллекционирования стали выписки из самых разных книг, которые они при своих скромных средствах не могли приобретать. В этом возрасте братья много читают - поначалу всё подряд, без разбора. У них ещё нет собственного суждения, что хорошо, что плохо. Особенно любили они стихи и баллады, собирая их целые тетради, зачитывались баснями Лафонтена.

Марбургский университет

В 1802 Якоб поступил в Марбургский университет на юридический факультет. Вильгельм в это время болел астмой. В то время как Якоб осваивал азы юриспруденции, Вильгельм из-за приступов астмы был месяцами прикован к больничной койке. Только к весне 1803 ему стало лучше, и Якоб перевёз его в Марбург. Вильгельм тоже поступил на юридический факультет. Как и в лицее, день их был отдан занятиям в университете. Денег было мало, жили скромно. В то же время другие студенты получали большие стипендии.
Среди преподавателей Марбургского университета заметную роль в жизни братьев сыграл Фридрих Карл фон Савиньи. Как-то на одном из занятий, которое проводил Савиньи, Якоб написал работу, посвящённую толкованию каких-то законов. Молодой профессор хорошо отозвался о студенте. Эта оценка воодушевила Якоба. Довольно часто ему приходилось носить учителю на дом работы других студентов - у них установились личные контакты, и Якоб получил приглашение пользоваться богатой библиотекой состоятельного Савиньи. Вскоре лекуции Савиньи стали для Якоба самыми любимыми, и учителя своего он боготворил. Внимательно, умно, с большой человеческой чуткостью вводил Савиньи братьев Гримм в мир научных исследований - именно у своего учителя научились они ценить историзм в рассмотрении общественных явлений, от него переняли умение во всём придерживаться определённого метода как в учёбе, так и в научном поиске.
Братья Гримм всё больше убеждались, что юридическая и административная карьера - это не то, к чему их влекло сильнее всего. Исследовать неоткрытые области в поэзии и языке, сказать здесь что-то своё - вот что должно стать для них главным. Но, бедные студенты, они понимали, что не могут позволить себе роскоши свободного, без постоянных забот существования.

Трудное начало профессионального пути

В январе 1805 Савиньи написал письмо в Марбург и предложил Якобу как можно скорее приехать в Париж для того чтобы помочь восстановить утерянную документацию своего учителя.
Поездка в Париж помешала Якобу закончить обучение в университете - сдать экзамены. Ещё год оставалось учиться и Вильгельму. Зимой 1805-6 Якоб пытается получить место асессора или секретаря. В январе становится секретарём Гнессенской военной коллегии.
В 1806 территория Германии была оккупирована войсками Наполеона I. Якоб вёл переговоры с представителями оккупационных властей  до лета 1807.
27 мая 1808 умерла мать братьев Гримм. В июле 1808 Якоб по рекомендации генерального директора министерства просвещения Вестфалии Иоганна фон Мюллера стал управляющим личной королевской библиотекой в кассельсом замке - Вильгельмсхёе. Служба была нетрудная. У Якоба было достаточно свободного времени. Он мог заниматься своими исследованиями даже в рабочее время. В феврале 1809 король Вестфалии Жером назначил Якоба аудитором Государственного совета с сохранением места в библиотеке. Новая служба открыла перед Якобом большие возможности.
Вильгельм  после окончании университета в 1806 долгое время не мог найти постоянной работы. Он писал статьи в "Гейдельбергские литературные ежегодники". Его болезнь, от которой он страдал в студенческие годы, после смерти матери стала внушать ещё большие опасения. В 1809 Вильгельм прошёл курс лечения на курорте в Галле у профессора Иоганна Кристиана Рейля.

На нехоженых дорогах научных поисков

Первые литературные и научные выступления братьев Гримм относятся к 1811, когда Якоб опубликовал работу "О старонемецком мейстерзанге", а Вильгельм напечатал перевод "Древнедатских героических песен, баллад и сказок". Одновременно Якоб напряжённо работает над испанскими романсами, которые он обнаружил в одном старинном издании.
Хотя братья Гримм и работали согласованно и через всю жизнь пронесли чувство братской любви и привязанности, каждый сохранял свою индивидуальность, которая проявлялась как в характере, так и в методе изучения, а отчасти и в направлении исследования. Так, Якоб обладал строгим аналитическим умом исследователя, Вильгельм же, будучи "художественной натурой", занимался преимущественно собиранием, классификацией и изданием памятников древней поэзии. Хотя он и снабжал издания старинных песен учёными сопроводительными статьями, а сборнику "Древнедатских героических песен" предпослал внушительное предисловие, в первую очередь его привлекало в них мастерство поэтического перевода.
Каждому изданию предшествовала долгая и кропотливая работа. И хотя братья публиковались каждый под своим именем, они всегда помогали друг другу. При издании некоторых книг их сотрудничество становилось настолько тесным, что невозможно было разграничить работу, сделанную каждым из них, и они просто подписывались: "Братья Гримм". Так они и  вошли  в сознание многих и многих читателей.
В первых их совместных научных трудах нашла отражение эпическая поэзия древних германцев. В 1812 они издали "Песнь о Гильдебранте" (конец VIII века) и "Вессобрунскую молитву" (начало IX века).
Уже первые научные труды братьев Гримм показали, что их сотрудничество себя оправдало, что их внимание направлено на наиболее существенное.
В 1813 братья Гримм решили основать журнал "Altdeutsche Walder" - "Старонемецкие леса" - целью изучения старинной немецкой поэзии, её памятников, а также языка и обычаев прошлых столетий. 
Братья Гримм, обращаясь к прошлому, занимались им не ради него самого, но стремились быть полезными и для своего времени: "Мы уважаем превосходящую власть современности, которой должна служить древность, подобно тому, как великие люди прошлого не могут называться мёртвыми, ибо они постоянно живут в нашей памяти и заставляют о себе думать"
В 1813 вышел первый номер журнала. В 1815 и 1816 были опубликованы два последующих. Так в самом начале научного пути, чему предшествовали годы тихой, незаметной и кропотливой работы, братья Гримм добились первых, и весьма значительных результатов.
Если бы братья Грим и дальше следовали только по этому пути, то вошли бы в историю науки как талантливые учёные-исследователи, учёные-искатели и одни из основателей науки германистики. Но им этого казалось мало. Уже тогда, занимаясь филологическими проблемами, они стали собирать сказки и легенды. И на этой ниве молодые учёные собрали поистине богатый урожай.

По следам сказок

Братья Гримм начали собирать сказки в 1806 году, когда на немецкой земле хозяйничал Наполеон. Это было время, когда ломались границы, шатались и рушились троны, на смену одним порядкам очень скоро приходили другие.
В это тревожное и смутное время братья Гримм открыли в сказках, внешне далёких от современной им жизни, нечто такое, что оказалось прочнее пушек, сотрясавших мир.
Их единственным источником были устные сказки и предания, которых оказалось не так уж мало. Прежде всего они обратились к источникам в их гнессенском окружении.
В Касселе была аптека, принадлежавшая семье Вильдов. Хозяин этой аптеки владел большим домом. В нём жили 6 его дочерей и 1 сын. Он был состоятельным человеком, владел в окрестностях Касселя земельным участком и садами. С этой семьёй Гриммы были  соседями, и братья с юности дружили с ней.
Жена аптекаря великолепно рассказывала сказки. Дочери фрау Вильд тоже знали много сказок, особенно Гретхен и Дортхен. В ту пору Дортхен Вильд, молодая, простая и непосредственная девушка, встречалась в саду со своим будущим мужем Вильгельмом Гриммом и рассказывала ему сказки, услышанные ею в родительском доме.
Многие сказки первого тома были услышаны братьями Гримм в семье Хассенпфлуг, от сестёр Амалии и Жанетты. Отец их был высоким правительственным чиновником в Касселе, а брат Людвиг женился на Лотте Гримм, сестре братьев Гримм.
Однажды братья узнали, что в марбургской больнице находится женщина, которая буквально начинена сказками. Братья решили разыскать эту сказительницу. В 1809 их сестре Лотте пришлось остановиться в Марбурге, и они попросили её разузнать об этой женщине. В Марбурге Лотта провела несколько недель, но возвратилась в Кассель ни с чем. В 1810 Вильгельм сам отправился в Марбург, чтобы разговорить "марбургскую сказительницу". Напрасно он ждал её прихода - не могла она поверить в то, что взрослые люди хотят просто послушать её сказки. Ей казалось, что над ней будут смеяться, если она станет ходить и рассказывать учёным людям свои сомнительные истории. Это же были всего-навсего россказни для детей. Ей и в голову не приходило, что их можно всерьёз собирать и даже издавать. Она боялась также насмешек других женщин в больнице, опасалась, что над ней будут издеваться.
Братья Гримм обращались за помощью чаще всего к пожилым людям, поскольку именно они могли поведать подлинные, народные истории, а не вымышленные; именно пожилые люди хранили в памяти пришедшие различными путями через века легенды, сказки - всё, чем так богат народ. Отличать народные сказки от подделок помогал братьям их немалый исследовательский опыт. И как истинные исследователи, они не ограничивались только собирательством и составлением сборников. Сохраняя сказочные сюжеты в первозданном виде, не нарушая строй, композицию, особенности речи героев, братья в то же время давали собранному материалу собственную языковую форму. Они нашли тот своеобразный  стиль, отличающийся проникновенностью и простотой, благодаря которому эти сборники  сказок распространились по всему миру. Братья не стремились к дословному повторению услышанного от сказительницы. Самым важным для них было сохранить в чистоте и передать смысл и дух записываемых преданий и легенд.

После Лейпцигской битвы

Вскоре после выхода в свет первого  тома "Сказок"(1812) братья Гримм начали собирать материал для второго. Работать в тиши кабинета, за письменным столом, было их единственным желанием.
21 ноября 1813 после семилетней ссылки курфюрст Вильгельм I возвратился в Кассель. 23 декабря Якоб был назначен серкретарём гессенского посольства. Ему предстояло сопровождать гессенского посланника графа Келлера в ставку союзных войск. Якоб ступил на совершенно новое для себя поле деятельности. Вильгельм с сестрой Лоттой оставались дома в Касселе. Младшие братья Людвиг Эмиль и Карл ушли добровольцами на войну против Франции.
В апреле 1814 Якоб прибыл в Париж. Служба в посольстве не отнимала много времени, и все свободные часы Якоб проводил в библиотеке.
В июле 1814 Якоб вернулся в Кассель и нашёл там большие перемены. Ещё в начала года в Кассельской библиотеке освободилось место второго библиотекаря, и Вильгельм подал прошение. Он получил место секретаря.

Во время Венского конгресса

Приближалась осень 1814, и Якоб с сожалением оставляет свой письменный стол в Касселе, чтобы отправиться в Вену. Мелкие немецкие государства были представлены на конгрессе - так Якоб оказался в качестве секретаря посольства гессенского курфюрста в Вене.
В конце сентября 1814 Якоб прибыл в Вену. Здесь он оставался до июня 1815. На дипломатической арене он был фигурой скромной, своего рода статистом, но с большим интересом следил за работой конгресса.
Дипломатическая служба вызывала у него отвращение. Как секретарю посольства Якобу приходилось "исписывать массу ненужных бумаг". Но и в эти венские месяцы он находит время для научной работы, подолгу бывает в библиотеке, отыскивая нужные рукописи.
Венский период оказался для Якоба весьма плодотворным. В частности, он смог здесь выпустить свою книгу "Священный путь и священный столб", а также сборник старинных испанских романсов. Здесь же он занялся изучением славянских языков, познакомился со многими крупными учёными.
Вскоре после возвращения домой Якоб должен был снова отправиться в париж, вторично занятый союзниками. Здесь ему надлежало определить, какие рукописи попали в Париж во время военных событий, а также выполнить ряд дипломатических поручений своего курфюрста. В октябре 1815 включён в состав гессеннской делегации на сессию Германского союза во Франкфурте. В декабре 1815 вернулся в Кассель.
В том же 1815 был издан второй том сказок. В него вошло много сказок, записанных не самими братьями Гримм, а их друзьями. В достоверности этих источников они не сомневались.

Будни, полные труда

16 апреля 1816 Якоб был назначен вторым библиотекарем Кассельской библиотеки. Вильгельм работал там же секретарём.
В 1821 после смерти Вильгелма I его сын Вильгельм II приказал объединить личную библиотеку своего отца с Кассельской. Сюда поступили многие тысячи томов из библиотеки замка Вильгельмсхёе. Приходилось в тесных комнатах распаковывать ящики, составлять реестры, выискивать дублетные экземпляры, переставлять целые стеллажи с книгами.
Особое неудовольствие библиотекарей после смены курфюрста вызвало подчинение библиотеки ведомству обер-гофмаршала. В связи с этим для установления контроля потребовалось переписать каталог библиотеки. Эта утомительная и бессмысленная работа продолжалась полтора года.
Но это были временные неприятности. А в общем братья Гримм были довольны своей работой.
В 1819 были переизданы 2 тома "Сказок". Нельзя сказать, что "Сказки" братьев Гримм сразу же начали своё победное шествие; наоборот, прошло немало времени, прежде чем они завоевали сердца детей и стали одной из самых распространённых книг на немецком языке.
Одновременно братья занимаются теорией сказки; новое издание они снабдили статьёй "О сущности сказки". В ней говорилось, что сказки - это не просто пёстрое и произвольное сплетение фантастических узоров, созданных на потребность момента, но в них отчётливо просматривается смысл, причинная связь, идея. В них есть мысли о божественном и духовном: древняя вера в эпическую стихию, которая возникает, получает крещение и материализуется вместе с историей народа.
Третий том сказок вышел в 1822. Он был задуман не для детей, а для учёных. В примечаниях братья указывали на родство их сказок со сказками французскими и итальянскими, отмечали схожесть сюжетов в сказках о животных и наличие отголосков древних мифов.
Якоб в эти годы изучает закономерности немецкого языка. Отличаясь особой восприимчивостью к языку и обладая разносторонними знаниями в области классических и современных языков, он влезал в суть проблемы с невероятным усердием, с одержимостью открывателя. Для такого большого исследователя, как Якоб, в грамматике с её правилами скрывались прекраснейшие проявления человеческого духа. Эти исследования были опубликованы в "Немецкой грамматике"(1819, 1822, 1831). За этот труд Якоб получил от Марбургского университета степень доктора философии.
В это время Вильгельм по-прежнему оставался верен собиранию и пополнению сборников новыми сказками и преданиями. За эти годы он он написал и издал книгу "О немецких рунах"(1821), в которой раскрылись его знания древних рукописей.

Из Касселя в Гёттинген

Летом 1829 братьев пригласили работать в Гёттинген. Братья согласились: Якоб становился там штатным профессором Гёттингенского университета и библиотекарем, Вильгельм - библиотекарем в том же университете.
В феврале 1831 Вильгельм был назначен экстраординарным профессором университета с сохранением места библиотекаря, а в 1835 - штатным профессором.
В первые же годы пребывания в Гёттингене братья Гримм столкнулись с немалыми трудностями. Приходилось вести работу одновременно в трёх направлениях. Во-первых, их основная работа в библиотеке, кроме того, как профессора, они читали лекции в университете, и, наконец, им хотелось иметь время для научных исследований.


8 января – 105 лет со дня рождения Улановой Галины Сергеевны (1910-1997), 
русской балерины 

Галина Уланова – известная балерина, ставшая за много лет настоящей легендой советской сцены. Ею восхищались, ей пытались подражать, именно поэтому уже много лет ее имя остается подлинным синонимом российского балета. Но что же позволило этой замечательной танцовщице достичь столь впечатляющих вершин? Как протекала ее балетная карьера? И какие успехи стоит выделить в ней особо? Обо всем этом, а также многом другом мы решили рассказать сегодня в нашей статье, посвященной биографии великой танцовщицы. 
ДЕТСТВО И СЕМЬЯ ГАЛИНЫ УЛАНОВОЙ 
Галина Уланова появилась на свет 26 декабря 1909 года в городе Санкт-Петербурге. Ее отец Сергей Уланов был известным в РСФСР балетным режиссером. Мама – Мария Романова – трудилась в смежной сфере в качестве педагога хореографического училища. Родившись в подобной семье, наша сегодняшняя героиня, наверное, и не могла выбрать для себя некую иную стезю. Судьба балерины была предначертана ей с самого рождения. Именно поэтому ее успехи всегда были столь грандиозными. Легендарная балерина Галина Уланова родилась более 100 лет назад
 НАЧАЛО ТВОРЧЕСТВА ГАЛИНЫ УЛАНОВОЙ
 Свой путь на большую сцену Галина Уланова начала в девять лет. В 1918-м году она поступила в Петроградское (Ленинградское) хореографическое училище, где впоследствии стала заниматься сначала под руководством своей матери, а затем – балерины Агриппины Вагановой. Обучение в хореографическом училище девушка закончила в 1928-м году. Ее выпускной балет получил высокие оценки педагогов и критиков, а потому практически сразу после получения диплома девушка Галина была принята на работу в Ленинградский театр оперы и балета (в настоящее время – Мариинские театр). 
ГАЛИНА УЛАНОВА В БОЛЬШОМ БАЛЕТЕ 
Практически сразу после первых же выступлений на балетной сцене талантливая танцовщица сумела привлечь к себе внимание известных критиков и простых зрителей. Ее хвалили, ею восхищались. А потому уже в 1929-м году в возрасте девятнадцати лет Галина Уланова получила свою первую главную роль в балетной постановке «Лебединое озеро» (роль Одетты-Одиллии). Танцует балерина Галина Уланова, 1954 год Кинохроника Впоследствии наша сегодняшняя героиня исполнила на местной сцене еще множество замечательных ролей. Среди ее самых известных работ балетные партии Маши в «Щелкунчике», Жизели в одноименной постановке, Марии в «Бахчисарайском фонтане». Однако наиболее яркой и известной ролью Галины Улановой стала роль Джульетты в балетной адаптации известной пьесы Шекспира. После исполнения данной партии танцовщица стала настоящей звездой. К ней пришел огромный успех. Но подобная популярность имела и оборотную сторону. 
ГАЛИНА УЛАНОВА В МОСКВЕ, БОЛЬШОЙ ТЕАТР 
После войны ее фактически против ее воли отправили в Москву, где она впоследствии стала выступать в Большом театре. Впоследствии балерина отмечала, что ее переезд в столицу СССР случился на основании решения кого-то из известных партийных деятелей. Некоторой компенсацией за подобное решение стали многочисленные награды и звания артистки. В разные годы она была удостоена званий Заслуженной и Народной артистки РСФСР, а также Народной артистки Советского союза. Кроме того, в личной коллекции наград балерины были также орден «Знак почета», четыре Ордена Ленина, ордена трудового красного знамени, а также многие другие престижные награды. Некоторые из ее наград были также присуждены артистке правительствами других государств и прочих советских республик. Основанием для этого стала активная гастрольная деятельность балерины. В 1942-м году Галина долгое время работала в Алма-Ате (в Казахском государственно академическом театре оперы и балета). В 1945-м году она выступила в Вене, а несколько лет спустя также предстала перед зрителями в Стокгольме и Лондоне, Софии и Париже. Галина Уланова - Жизель балет - 1956 г Конце рты Галины Улановой состоялись и во многих других городах. Право выезжать за рубеж является одним из самых красноречивых показателей огромной популярности балерины. Ее называли символом советского и российского балета, а потому всегда принимали на «ура». Яркие выступления артистки принесли ей болгарский Орден «Кирилла и Мефодия», орден Льва Финляндии, французский орден Искусств и литературы, итальянскую Премию Виотти. Кроме того, Галина Уланова получила звание почетного члена академий искусств КНР, Бразилии, Венесуэлы, США и ГДР. Уже при жизни ей был установлен памятник в Стокгольме. Многочисленные гастрольные туры, однако, не помешали талантливой балерине сделать прекрасную карьеру в Большом театре. В Москве Галина Уланова выступала с 1944-го по 1960-й год. 
ЖИЗНЬ БАЛЕРИНЫ ГАЛИНЫ УЛАНОВОЙ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ КАРЬЕРЫ 
После окончания балетной карьеры наша сегодняшняя героиня начала работать в качестве педагога. В разные годы она занималась с такими известными танцовщицами как Екатерина Максимова, Людмила Семеняка, Нина Тимофеева, Нина Семизорова и некоторыми другими. Многие из ее учеников впоследствии сделали прекрасные карьеры в мире российского балета. Заслуги Галины Улановой в балете настолько велики, что в честь нее выпустили почтовую марку Несколько раз Галина Уланова принимала участие в различных творческих фестивалях и международных конкурсах, где работала в качестве педагога и члена жюри. Кроме того, за свою карьеру она снялась в шести фильмах, большинство из которых носило документальный характер. Великая балерина скончалась в 21 марта 1998-го года. Она никогда не выглядела болезненной или дряхлой, а потому ее кончина стала для многих неожиданностью. Сегодня могила артистки находится на Новодевичьем кладбище. 
ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ГАЛИНЫ УЛАНОВОЙ 
Прима была замужем три раза. Все ее мужья были известными деятелями искусства. Так, в разные годы ее связывали отношения с режиссером Юрием Завадским, актером Иваном Берсеневым, а также художником Вадимом Рындиным. Несмотря на большое количество любовных увлечений, балерина никогда не имела детей. Весьма примечательно, что каких-либо увлечений помимо балета у нее также никогда не было. Артистка любила гулять и ухаживать за животными. До конца своих дней она всегда была в отличной физической форме. 


9 января – 125 лет со дня рождения Чапека Карела (1890-1938), чешского писателя 

(1890-1938) чешский писатель Карел Чапек родился в небольшом местечке Малые Сватоневице на северо-западе Чехии. Его отец служил сельским врачом, мать писателя, Божена Чапкова, получила хорошее образование, знала несколько иностранных языков, играла на фортепиано. 
    Карел был младшим ребенком. Все дети отличались какими-либо талантами: сестра Елена унаследовала музыкальные способности матери, брат Иозеф оказался одаренным художником, а Карел во втором классе начал писать стихи. 
    Чтобы дать детям образование, отец перевез семью в Градец Кралове, где Карел поступил в гимназию и вскоре стал лучшим учеником. В шестом классе вместе с братом он организовал тайное ученическое общество, они писали патриотические воззвания и разбрасывали их на улице. Когда конспиративный кружок раскрыли, Карела исключили из гимназии с волчьим билетом. Но отцу удалось добиться, чтобы мальчик завершил образование в Брно, где жила его тетя. Карел прожил у нее два года, закончил гимназию и решил стать журналистом. 
    Летом 1907 г. семья Чапеков перебралась в Прагу, поскольку отец получил там место городского врача. Карел вместе с братом поступили в Карлов университет. Со второго курса Карел начинает сотрудничать в газетах, печатает рецензии и очерки о городской жизни. Он писал их вместе с братом, и они выходили за подписью «братья Чапеки». Часто Иозеф иллюстрировал рассказы своего брата. 
    Каждое лето братья путешествовали по Чехии или Германии, описывая свои впечатления в очерках и рассказах. Издав очерки отдельной книгой, они отправились в Париж, где Иозеф общался с художниками, а Карел слушал лекции на философском факультете Сорбонны. Чтобы заработать на жизнь, братья регулярно посылали свои очерки и рассказы в пражские газеты. Впоследствии они опубликовали свои произведения в сборнике «Сады Крконоша». Он представлял собой собрание лирической прозы, афоризмов и эпиграмм. 
    Вернувшись в Прагу, Карел завершает образование, получив степень бакалавра журналистики. Но найти работу по специальности он не смог, поэтому ему пришлось сменить множество профессий: библиотекаря, гувернера, разъездного корреспондента. Только в 1917 году Чапек становится редактором крупнейшей чешской газеты «Народны листы». Получив постоянное место работы, он обретает финансовую независимость и получает возможность спокойно заниматься литературной работой. 
    В 1920 г. он заканчивает свою первую пьесу «Грабитель» и предлагает ее Национальному театру. Пьесу приняли, и она шла на сцене в течение нескольких лет. В том же году на сцене Национального театра состоялась премьера фантастической пьесы «Рур», персонажами которой Чапек впервые в мировой литературе сделал роботов. Придуманное им слово «робот» вошло в лексикон века и стало интернациональным наименованием механического человека. Пьеса «Рур» была переведена на английский язык, она успешно шла на сцене одного из лондонских театров. 
    Работая для театра, Чапек познакомился с молодой актрисой О. Шенплуговой. Вскоре он сделал ей предложение, однако свадьба не состоялась, поскольку врачи обнаружили у писателя туберкулез легких. К тому времени умерла его мать, и Карел поселился вместе с отцом. 
    В 1921 году Чапек отправляется в Англию. Во время путешествия он знакомится с ведущими английскими писателями Гербертом Уэллсом и Бернардом Шоу. Вернувшись в Прагу, Чапек завершает пьесы «Средство Макропулоса» и «Из жизни насекомых». Они переводятся на иностранные языки, и к нему наконец приходит европейская известность. 
    В 1922—1923 годах Чапек совершает большое путешествие по Европе, посещает Францию и Италию. Вернувшись в Прагу, он выпускает новые сборники очерков «Итальянские письма» и «Английские письма». В них в легкой ироничной манере он ведет разговор с читателем о текущих проблемах современности. 
    В 1924 году выходит крупное произведение писателя — роман «Фабрика абсолюта», в котором он в форме утопии рассказывает о жизни военизированного общества, в скрытой форме обличая процессы, происходившие в предвоенной Европе. Во втором своем романе — «Кракатит» (1925) — Чапек размышляет о последствиях чрезмерной милитаризации. 
    В 1932 году врачи пришли к выводу, что писатель полностью излечился от туберкулеза. Через несколько месяцев он женился на О. Шенплуговой. 
    Постепенно Чапека признают ведущим чешским писателем, он входит в ближайшее окружение президента Т. Масарика, становится негласным вождем антифашистски настроенной чешской интеллигенции. 
    В начале тридцатых годов Чапек выпускает трилогию, состоявшую из романов «Гордубал», «Метеор» и «Обычная жизнь». Одновременно он издает очерки «Беседы с Масариком» в двух томах, где выступает как страстный сторонник демократического общества и убежденный противник национализма и фашизма. Книги практически сразу же были переведены на основные европейские языки, правда, власти Германии внесли их в список запрещенных книг и официально запретили Чапеку въезд в страну. Однако писатель продолжает путешествовать по Европе, он проходит пешком всю Испанию, Голландию. Чапек побывал и в скандинавских странах. Из каждой поездки он привозит материал для новых очерков, которые выходят на страницах газеты «Народны листы». 
    На 1936 год приходится пик популярности Чапека. После выхода романа «Война с саламандрами» он становится самым читаемым в мире чешским писателем. Успех книги объяснялся тем, что в жанре фантастики Чапек рассказал о той опасности, которую несут людям войны, национализм и безответственное отношение к экологии планеты. Вслед за «Войной с саламандрами» писатель создает несколько пьес антивоенной тематики: «Белая болезнь», «Мать». 
    Интенсивная работа обострила болезнь, у Чапека вновь открывается туберкулез легких. Но он все равно продолжает писать и заниматься общественной деятельностью. В 1935 году он собирает съезд антифашистских писателей. В 1937 году он оставляет работу в газете, продолжая публиковать рассказы, очерки и фельетоны о современных событиях.
    Болезнь неумолимо истощает его силы, но писатель начинает работу над новым романом «Жизнь и творчество композитора Фолтына». Чапек хотел показать трагедию художника, отдавшего свой талант на службу фашизму. Однако он не успел завершить произведение: в канун рождества 1938 года Карел Чапек неожиданно умирает от инфаркта. 

Просмотров: 272 | Добавил: beelogrudova | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Форма входа
Привет!
...
Фраза дня
Моя Школа
GalleriX
Календарь
КаленДАРь - праздник на каждый день
Поиск
Календарь
«  Январь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Наш опрос
Оцените мой сайт

Всего ответов: 129
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Глобус посещений