Вторник, 27.06.2017, 03:12
Приветствую Вас Гость | RSS

'

2ст

15 января – 220 лет со дня рождения Грибоедова Александра Сергеевича (1795-1829), русского писателя

Русский писатель, поэт, драматург, дипломат. Александр Грибоедов родился 15 января (по старому стилю - 4 января) 1795 (в некоторых источниках указан 1790) в Москве, в старинной дворянской семье. "Дворянский род Грибоедовых - шляхетского происхождения. Ян Гржибовский переселился в Россию в первой четверти XVII столетия. Его сын, Федор Иванович, был разрядным дьяком при царях Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче и первый стал писаться Грибоедовым." ("Русский биографический словарь")Детство прошло в московском доме любящей, но своенравной и непреклонной матери Александра - Настасьи Федоровны (1768-1839) (Новинский бульвар, 17). Александр и его сестра Мария (1792-1856; в замужестве - М.С.Дурново) получили серьезное домашнее образование: гувернерами были образованные иностранцы - Петрозилиус и Ион, для частных уроков приглашались профессора университета. В 1803 Александр был определен в Московский Благородный университетский пансион. В 1806 Александр Грибоедов поступил на словесный факультет Московского университета, который окончил в 1808 со званием кандидата словесности; продолжил обучение на этико-политическом отделении; в 1810 окончил юридический, а затем поступил на физико-математическй факультет. С момента обучения в университете и на всю жизнь Александр Сергеевич сохранил любовь к занятиям историей и к экономическим наукам. По окончании обучения по образованности Грибоедов превосходил всех своих сверстников в литературе и в обществе: владел французским, английским, немецким, итальянским, греческим, латинским языками, позднее освоил арабский, персидский и турецкий языки. В 1812, до нашествия на Россию Наполеона, Александр Сергеевич готовился к экзамену на степень доктора.
В 1812, несмотря на недовольство семьи, Грибоедов записался волонтером - корнетом в московский гусарский полк, набиравшийся графом Салтыковым, но пока он организовывался, Наполеон успел покинуть Москву, а затем и Россию. Война закончилась, но карьере чиновника Александр решил предпочесть мало привлекательную кавалерийскую службу в глухих закоулках Белоруссии. Три года он провел сначала в иркутском гусарском полку, потом в штабе кавалерийских резервов. В Бресте-Литовском, где корнет Грибоедов был прикомандирован к штабу резервов и состоял адъютантом при гуманном и образованном генерале от кавалерии А.С.Кологривове, в нем вновь пробудился вкус к книгам и творчеству: в 1814 он посылает в московский "Вестник Европы" свои первые статьи ("О кавалерийских резервах" и "Описание праздника в честь Кологривова"). Побывав в 1815 в Петербурге и подготовив свой переход в коллегию иностранных дел, в марте 1816 Грибоедов вышел в отставку.
В 1817 Александр Грибоедов был зачислен в Коллегию иностранных дел, где вскоре стал числиться на хорошем счету. В Петербурге были напечатаны и поставлены его первые пьесы, он познакомился с А.С.Пушкиным, В.К.Кюхельбекером, П.Я.Чаадаевым. Служебное положение Грибоедова едва не испортило его участие в качестве секунданта в дуэли Шереметева с Завадовским, возмутившей всех ожесточением противников: по некоторым предположениям, после этой дуюли должна была состояться и дуэль между секундантами. По настоянию матери, чтобы дать улечься пересудам и смягчить гнев начальства, Александр Грибоедов должен был временно покинуть Петербург и ему, помимо его воли, было обеспечено место секретаря посольства в Персии. 4 марта 1819 Грибоедов въехал в Тегеран, но значительная часть службы прошла в Тавризе. Обязанности были несложные, что давало возможность усиленно заниматься персидским и арабским языками. Периодически Грибоедову приходилось ездить с деловыми поручениями в Тифлис; однажды он вывез из Персии и возвратил на родину группу русских пленных, несправедливо задержанных персидскими властями. Это предприятие обратило на Грибоедова внимание командующего русскими войсками на Кавказе Алексея Петровича Ермолова (1777-1861), разгадавшего в нем редкие дарования и оригинальный ум. Ермолов добился назначения Александра Грибоедова секретарем по иностранной части при главнокомандующем на Кавказе и с февраля 1822 он стал служить в Тифлисе. Здесь продолжилась работа над пьесой "Горе от ума", начатая еще до назначения в Персию.
После 5 лет пребывания в Иране и на Кавказе в конце марта 1823, получив отпуск (сначала краткий, а потом продленный и в общем охвативший почти два года), Грибоедов приезжает в Москву, а в 1824 - в Петербург. Комедия, завершенная летом 1824, была запрещена царской цензурой и 15 декабря 1825 в альманахе Ф.В.Булгарина "Русская Талия" были опубликованы только фрагменты. В целях пропаганды своих идей, декабристы стали распространять "Горе от ума" в десятках тысяч списков (в январе 1825 список "Горя от ума" был привезен и Пушкину в Михайловское). Несмотря на скептическое отношение Грибоедова к военному заговору будущих декабристов и сомнения в своевременности переворота, среди его друзей в этот период были К.Ф.Рылеев, А.А.Бестужев, В.К.Кюхельбекер, А.И.Одоевский. В мае 1825 Грибоедов вновь выехал из Петербурга на Кавказ, где и узнал о том, что 14 декабря восстание декабристов потерпело поражение.
В связи с открытием дела о декабристах, в январе 1826 в крепости Грозный Александр Грибоедов был арестован; Ермолов успел предупредить Грибоедова о прибытии фельдъегеря с приказом немедленно доставить его в следственную комиссию, и все компрометирующие бумаги были уничтожены. 11 февраля он был доставлен в Петербург и посажен на гауптвахту Главного штаба; среди причин было то, что на допросах 4 декабриста, в том числе С.П.Трубецкой и Е.П.Оболенский, назвали Грибоедова среди членов тайного общества и в бумагах многих арестованных находили списки "Горя от ума". Под следствием он находился до 2 июня 1826, но т.к. доказать его участие в заговоре не удалось, а сам он категорически отрицал свою причастность к заговору, его освободили из-под ареста с "очистительным аттестатом". Несмотря на это некоторое время за Грибоедовым был установлен негласный надзор. В сентябре 1826 Грибоедов продолжил дипломатическую деятельность, вернувшись в Тбилиси. Главнокомандующим на Кавказе был назначен Иван Федорович Паскевич (1782-1856), женатый на двоюродной сестре Александра Грибоедова - Елизавете Алексеевне (1795-1856). На Кавказ Грибоедов возвратился неохотно и серьезно думал об отставке, но просьбы матери заставили его продолжать службу.
В разгар русско-иранской войны Грибоедову поручают ведение отношений с Турцией и Ираном. В марте 1828 прибыл в Петербург, доставив выгодный для России Туркманчайский мирный договор, принесший ей значительную территорию и большую контрибуцию. В переговорах с Аббас-мирзой и подписании договора Александр Сергеевич Грибоедов принимал непосредственное участие. Уступки были сделаны персами против воли и Грибоедов, справедливо гордясь своим успехом, не скрывал своих опасений мести и скорого возобновления войны.
В апреле 1828 Грибоедов, пользовавшийся репутацией специалиста по персидским делам, был назначен полномочным министром-резидентом (послом) в Иран. Несмотря на нежелание ехать в Персию, отказаться от назначения было невозможно ввиду категорически заявленного желания императора. За годы службы на Востоке Грибоедов пригляделся к восточному быту и складу мысли и открывшаяся перед ним перспектива долгого житья в одном из центров застоя, самоуправства и фанатизма не вызывала в нем особого желания приступить к выполнению новых обязанностей; к назначению он отнесся как к политической ссылке.
По пути к месту назначения Грибоедов провел несколько месяцев в Грузии. В августе 1828, находясь в Тифлисе, он женился на дочери своего друга, грузинского поэта и генерал-майора Александра Гарсевановича Чавчавадзе (1786-1846), - княгине Нине Чавчавадзе (1812-1857), которую он знал еще девочкой. Несмотря на лихорадку, не оставившую его и во время брачного обряда, Александр Сергеевич, быть может, впервые испытал счастливую любовь, переживая, по его словам, такой "роман, который оставляет далеко за собой самые причудливые повести славящихся своей фантазией беллетристов". Молодой супруге только что пошел шестнадцатый год. После выздоровления он довез жену до Тавриза и отправился без нее в Тегеран, чтобы приготовить там все к ее приезду. 9 декабря 1828 они виделись в последний раз. О нежности, с которой он относился к своей маленькой "мурильевской пастушке", как он называл Нину, говорит одно из последних писем к Нине (24 декабря 1828, Казбин): "Бесценный друг мой, жаль мне тебя, грустно без тебя как нельзя больше. Теперь я истинно чувствую, что значит любить. Прежде расставался со ногими, к которым тоже крепко был привязан, но день, два, неделя - и тоска исчезала, теперь чем далее от тебя, тем хуже. Потерпим еще несколько, ангел мой, и будем молиться богу, чтобы нам после того никогда не разлучаться."
Приехав в Тегеран, Грибоедов действовал иногда вызывающим образом, не уступал ни в чем строптивости персиян, настойчиво требуя уплаты контрибуции, нарушал этикет шахского двора, выказывая самому шаху возможно меньше уважения. Все это делалось вопреки личным склонностям и этими ошибками пользовались английские дипломаты, чтобы разжигать ненависть к послу в придворных сферах. Но более грозная ненависть к русским, поддерживаемая духовными лицами, разжигалась в народной массе: в базарные дни невежественной толпе втолковывали, что русских следует истребить как врагов народной религии. Зачинщиком восстания был тегеранский муджшехид (высшее духовное лицо) Месих, а его главными пособниками - улемы. По официальной версии целью заговора было нанесение некоторого урона русской миссии, а не резня. Когда в роковой день 11 февраля (по старому стилю - 30 января) 1829 года собралось около 100 тысяч человек (по показаниям самих персидских сановников), и масса фанатиков бросилась к дому посольства, руководители заговора потеряли власть над ними. Понимая, какой опасности подвергается, за день до смерти Грибоедов отправил во дворец ноту, заявляя в ней, что "ввиду неспособности персидских властей охранить честь и самую жизнь представителей России он просит свое правительство об отозвании его из Тегерана". Но было уже поздно. На следующий день произошло почти поголовное избиение русских (спастись удалось лишь советнику посольства Мальцову); особенно зверским было убийство Грибоедова: его обезображенное и изуродованное тело было найдено в груде трупов. Александр Сергеевич Грибоедов похоронен был в соответствии с его пожеланиями на горе Давида в Тифлисе - у монастыря святого Давида. На могильной плите - слова Нины Грибоедовой: "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?"

15 января – 70 лет со дня рождения Дунаевского Максима Исааковича (1945), композитора 

МУШКЕТЕР ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА МУЗЫКИ – МАКСИМ ДУНАЕВСКИЙ
Можно с уверенностью сказать, что, вопреки расхожей пословице, природе некогда было отдыхать на ребенке гения, когда на свет появился Максим Дунаевский. Ему пришлось совместить в себе весь творческий потенциал обоих родителей – людей выдающихся и неординарных. Он с этим благополучно справился, став известнейшим композитором. Многие песни Максима Дунаевского («Позвони мне, позвони!», «Ветер перемен», «Все пройдет», «Гадалка») с удовольствием напевают люди разных возрастов на разных континентах, ведь они удивительно мелодичны и потрясающе позитивны. Именно по этой причине в его творчество трудно не влюбиться.
Вспоминая детство
Максим Исаакович за свою жизнь написал сотни песен, был композитором в нескольких десятках любимых всеми фильмов, автором мюзиклов, его имя гремело на весь Советский Союз и сейчас музыка Дунаевского востребована – с ним работали и продолжают сотрудничать известные исполнители стран СНГ.
Еще гремела канонада Второй мировой войны, тяготы и лишения приходилось терпеть миллионам людей во всей Европе. Вот в такое нелегкое время 15 января композитор Максим Дунаевский1945 года в семье композитора Исаака Дунаевского и его гражданской жены – балерины Зои Пашковой – родился сын Максим. Знаменитый отец был поглощен работой и не мог дать сыну столько внимания, сколько бы того хотел. Но Максим самого детства был поглощен искусством и приобщен к мировой сокровищнице музыки: все самое новое, популярное и интересное появлялось в их доме раньше, чем у других. К сожалению, в 1955 году, когда Максиму исполнилось всего 10 лет, от сердечного спазма умер отец. Матери пришлось оставить службу в театре и всецело заняться воспитанием сына. Она никогда не принуждала его чем-либо заниматься, не ограничивала свободу и не привязывала к себе всеми силами. Позже он признавался, что именно такая модель воспитания оказалась в его конкретном случае наиболее действенной. Мальчик с удовольствием учился в музыкальной школе, проявлял незаурядные способности, был всесторонне развит и образован. Кстати, после смерти отца Максиму пришлось долго обивать пороги властных инстанций, чтобы его признали сыном Исаака Дунаевского. Поскольку брак родителей не был зарегистрирован и с первой своей женой Исаак Осипович не был разведен, то Максим считался незаконнорожденным ребенком. Чтобы добиться законного статуса, потребовалось особое постановление Совмина СССР.

Кинокомпозитор Максим Дунаевский
Успехи в музыкальной школе помогли ему проложить путь в училище при Московской консерватории имени П. И. Чайковского. композитор Максим ДунаевскийТам он стал студентом теоретико-композиторского факультета и все годы учебы писал исключительно классические произведения. Об эстраде или музыке для кино Максим Дунаевский и не помышлял. Более того, все это он считал делом несерьезным, а сам жанр и вовсе никому не нужным. Ему повезло учиться у великих мастеров своего времени – Альфреда Шнитке, Тихона Хренникова, Андрея Эшпая и Дмитрия Кабалевского. При таких педагогах да при его генетических задатках разве может не развиться настоящий талант.
Только мечты о классической музыке беспощадно разбила одна судьбоносная встреча. Произошла она в студенческом театре при МГУ. Там-то его руководители Илья Рутберг и Марк Розовский и приобщили Дунаевского к музыке для театра. Симфонические и вокальные произведения стали не единственной его страстью. В середине 1960-х годов у Максима Дунаевского проснулся творческий интерес к музыке для театра и кино.
Путеводная звезда повела его в правильном направлении, ведь именно произведения к кинолентам сделали Максима Дунаевского известным и любимым миллионами кинозрителей. А с развитием киноиндустрии, открывались новые горизонты и перед композитором. Фильмы, которые стали легендарными, принесли ему небывалый успех – «Д’Артаньян и три мушкетера», «Карнавал», «Мэри Поппинс, до свидания!», «В поисках капитана Гранта» и десятки других. Он заслужил признание своим необычайным талантом и трудолюбием, а не знаменитой фамилией или чьим-то покровительством. Такому головокружительному взлету могли позавидовать даже самые маститые композиторы СССР. К слову, конкуренция в их среде в то время был нешуточная, а киностудии работали только с лучшими из лучших, ведь музыка так же важна в фильме, как и игра актеров.

Работа дружбе не помеха
Его работа в фильме о приключениях трех мушкетеров стала счастливой случайностью. Оказывается еще за несколько лет до его появления Максим Дунаевский в сотрудничестве с Марком Розовским и поэтом Юрием Ряшенцевым создали мюзикл о друзьях-мушкетерах, который с успехом шел на сцене Театра юного зрителя. Популярная постановка вдохновила режиссера Юнгвальда-Хилькевича создать полноценный многосерийный фильм. Было бы глупо отказываться от имеющегося материала, который звучал в мюзикле, поэтому работа закипела.
Тогда же в жизни Максима Исааковича появились «любимые исполнители» – Михаил Боярский, Николай Караченцов, Павел Смеян, Жанна Рождественская, которые стали популярными в том числе и благодаря песням композитора. С Николаем Караченцовым их связывает не только творчество, но и крепкая сорокалетняя дружба, а также общая любовь к теннису. В 1994 году они даже записали авторский диск «Моя маленькая леди» (он был выпущен два года спустя, в 1996). В то же время Максим Исаакович продолжал писать музыку для телеспектаклей и мюзиклов «В поисках капитана Гранта», «Тили-тили-тесто…», «Двенадцать стульев» и других.

Ветер перемен
Распад Советского Союза подвиг композитора попытать счастья в Голливуде. Он девять лет работал там над созданием музыки к кинофильмам, но позже признался, композитор Максим Дунаевскийчто ничего знаменательного не создал, потому что полноправно влиться в индустрию «Фабрики грез» ему не удалось. С этой проблемой столкнулись многие советские звезды эстрады и кинематографа, которые решились уехать в Соединенные Штаты Америки. Они там попросту не смогли найти достойного применения своему таланту.
Композитор в Голливуде должен пройти от самых низов, чтобы к среднему возрасту хоть чего-то достичь. А в возрасте Максима Исааковича начинать с нуля было просто невозможно, поэтому он вернулся в Россию и быстро вновь попал в топ-лист самых успешных авторов музыки.
Молодое поколение полюбило творчество композитора за его музыку к фильмам «Граница. Таежный роман», «Утесов. Песня длиною в жизнь», «Возвращение мушкетеров». Он нисколько не жалеет о годах, проведенных за океаном, напротив, рад возможности научиться новому, познать тонкости мировой киноиндустрии, понаблюдать за работой иностранных коллег. Можно сказать, что США дали толчок новому развитию Дунаевского.

Максим Дунаевский в плену женских чар
Параллельно с заметками о творческих успехах Максима Дунаевский можно столь же часто прочитать сообщения о его бурной личной жизни. Хотя ни донжуаном, ни ловеласом они себя не считает. У него было семь жен, и растут трое детей от разных браков. Одной из его избранниц была исполнительница роли Мэри Поппинс – Наталья Андрейченко. Недоброжелатели поговаривали, что роман с композитором помог Наталье получить главную роль. На самом же деле она уже была утверждена, а работа над доброй и поучительной кинокартиной «Мэри Поппинс» их сблизила. К фильму о волшебной няне Дунаевский написал музыку, но он утверждает, что никак не продвигал супругу на эту роль — все получилось само собой, без его участия…
С нынешней супругой Мариной он живет почти 15 лет и признается, что она уж точно последняя. Марина знала, что быть женой выдающегося композитора будет нелегко, ведь иногда Максим Исаакович по нескольку дней не выходит из студии, пока идет интенсивная работа над очередным шлягером. Впрочем, он говорит, что творческий процесс не должен становиться для него рутиной, затягивающей какими-то обязательствами и превращаясь в ремесло. Это для семейно пары сущие мелочи, потому что их объединяет настоящее чувство, дети и мечты о будущем. Дунаевский не любит жить одним днем и всегда строит планы на завтра.

Новое время
Максим Исаакович сейчас все больше занимается мюзиклами, нежели композициями для эстрадных исполнителей. Последней из его театральных музыкальных постановок стала немеркнущая история о любви и преданности «Алые паруса», в которой 27 вокальных номеров. Только представьте, весь материал композитор написал всего за три дня! А мюзикл «Любовь и шпионаж» он создавал специально для Ларисы Долиной, потому что именно ее считает лучшей вокалисткой страны. В этой постановке он примерил на себя не только роль композитора, но еще и художественного руководителя. Вот такой он разносторонний и многогранный.
При этом Максим Дунаевский творит от сердца, не стараясь подогнать свои произведения под современный формат, и считает это залогом своей популярности. В советское время его упрекали за то, что в пик популярности диско, он писал композиции романтического уклона и даже исполнители не верили в успех. Но чутье его никогда не подводило, и песни становились шлягерами. Поэтому он не изменяет своему принципу – не нужно слепо следовать моде, публику необходимо вести за собой.
Создатель музыки, ставшей частью культурного наследия страны, которой уже нет, обладает удивительной способностью не теряться в разных жизненных ситуациях, выживать при любых катаклизмах, при этом наслаждаться жизнью и продолжать сочинять музыку на все времена.

ФАКТЫ
Старший сын Максима Дунаевского Дмитрий живет в Швейцарии, где работает финансистом, средняя дочь комппозитор Максим ДунаевскийАлина пошла по стопам отца, и занимается музыкой во Франции со своей группой Markize, а школьница Полина уже увлечена театром.
***
Исаак Дунаевский был родом из Полтавской области. И Максима Дунаевского с Украиной связывают не только корни и давняя дружба с композитором Юрием Рыбчинским. Еще в 1977 году он организовал музыкальный коллектив «Фестиваль», в состав которого пригласил полтавскую группу «Краяны». Они занимались озвучиванием песен к кино и мультфильмам. А дебютной записью стали композиции к «Трем мушкетерам».
***
Благотворительный фонд, который возглавляет Максим Дунаевский, занимается поддержкой молодых дарований, организовывает им стажировки и культурные проекты. За эту деятельность и достижения в направлении искусства для детей его и наградили орденом Буратино, как активного воспитателя в них доброты, чести и чувства прекрасного.


19 января – 150 лет со дня рождения Серова Валентина Александровича (1865-1911), русского живописца и графика

         Валентин Александрович Серов родился 7 января 1865 года в Петербурге, в семье известного композитора и музыкального деятеля Александра Николаевича Серова. Мать художника, Валентина Семеновна Серова, была пианисткой и автором нескольких опер. Отец умер, когда мальчику было шесть лет. О развитии дарования сына позаботилась мать. А интерес к рисованию проявился у Тоши, как его звала Валентина Семеновна, очень рано. Еще ребенком он любил изображать животных, особенно лошадей. 
После потери отца Тоша живет с 1872 по 1874 год в Мюнхене. Здесь мальчик учился рисованию у немецкого художника Кеппинга. В 1874 году мать и сын переехали в Париж. Здесь Серов познакомился с И.Е. Репиным, ставшим его учителем. Илья Ефимович сразу оценил недюжинные способности своего ученика. Уже тогда его восхищали отличительные черты характера Серова настойчивость и упорство, вдумчивость, терпение, редкая взыскательность и строгость к себе. 
Валентина Семеновна рассказывает «Итак, жизнь сложилась хорошо к общему нашему удовольствию, мы уже стали вместе посещать салон Боголюбова, служивший центром всему русскому художественному мирку в Париже. Среди просторной комнаты стоял во всю ее длину огромный стол, на котором натянута была ватманская бумага. Все присутствующие художники занимали места у стола и усердно рисовали. Помнится, что большею частью рисунки были вольные импровизации на любые темы, избранные самими художниками. Репин также занял место за столом и посадил возле себя своего малолетнего ученика. 
- Вот так молодчина! - невольно вырвалось у кого-то. Заговорили, зашумели, послышались восклицания, выражавшие полное изумление. И я взглянула тройка, русская тройка прямо «неслась» во весь карьер! У меня захватило дыхание, дрогнула душа от всего услышанного мною в этот вечер. Думала конец теперь пришел тихому, беспритязательному нашему житью-бытью - зернышко обнажили, вытащили из сырой земли; что-то будет дальше» 
Мальчик продолжал занятия у Репина и в Москве в 1878- 1880 годах. Взяв Серова с собою в Абрамцево, Репин ввел его там в круг крупнейших художников, посещавших усадьбу известного промышленника и мецената Саввы Мамонтова. Сюда приезжали отдыхать и работать Репин, Левитан, Врубель. 
Осенью 1880 года Серов поступил в Академию художеств, где его учителем стал знаменитый профессор и прекрасный педагог П.Л. Чистяков. Чистяков увидел в Серове большой талант. И рисунок, и колорит, и светотень, и характерность, и чувство цельности и композиция - все это, по мнению Чистякова, было в работах молодого художника в превосходной степени. Почувствовав в себе достаточно сил, чтобы начать самостоятельное творчество, Валентин в 1885 году покинул академию. В этом же году он создал первую небольшую картину «Волы». 
Помимо Абрамцева, Серов очень любил Домотканово - имение в Тверской губернии своего товарища по Академии художеств В.Ф. Дервиза. Здесь художник создал немало интересных произведений. В 1886 году он пишет тонкую по настроению картину «Осенний вечер. Домотканово». Через два года в этом же имении Серов создал один из лучших своих пейзажей «Заросший пруд. Домотканово» (1888). Ясность духа, благоговение перед природой, стремление постичь ее во всей полноте нашли свое ясное выражение в величественной композиции, в спокойном и плавном ритме, в монолитной цельности колористического решения. Поражает ювелирная разработка каждого сантиметра холста и удивительная свежесть живописи. 
В 1887 году в Абрамцеве двадцатидвухлетний художник создал одно из замечательнейших произведений русской школы живописи - «Девочку с персиками». На полотне изображена Вера Мамонтова, дочь Саввы Мамонтова. По воспоминаниям Серова, он писал портрет Веры «с упоением» и сделал его всего за месяц. 
Следом за этой картиной в 1888 году Серов пишет другой свой шедевр - «Девушка, освещенная солнцем». Художник изобразил свою двоюродную сестру Марию Яковлевну Симонович в саду под деревом, сквозь листву которого пробивается солнечный свет, играя бликами на лице и руках, на белой блузке и на земле. «Девушка, освещенная солнцем» строится на контрасте затененного первого плана и ярко освещенного солнцем второго. В ее композиции основное - не только пластика форм, но и свет. Даже тень у Серова светоносна. Отсветы солнца, пробиваясь сквозь зеленую крону дерева, зажигают белую блузку девушки зеленым, золотистым, розовым. Перламутрово светится нежное лицо. Каштановые волосы неожиданно обнаруживают лиловатый оттенок, сближаясь по цвету с корой дерева. Но кора корявая, грубая, а пряди волос легкие, пушистые. Художник блестяще показывает разницу фактур двух объектов изображения, одинаковых по цвету да еще расположенных рядом. 
В девяностые годы все больше растет и крепнет мастерство Серова-портретиста. Художник особое внимание обращает на психологическую характеристику человека. Он всегда долго и тщательно работал над своими полотнами, стремясь, чтобы в картине, написанной в сто сеансов, сохранялась вся свежесть одного. 
Первыми моделями Серова становились близкие и знакомые ему люди артисты, художники, писатели. В 1890 году он пишет портрет А. Мазини, через год - портрет своего друга, художника К. Коровина, затем И. Левитана (1893), Н. Лескова, Н. Римского-Корсакова, И. Репина. Позднее он создает портреты И. Остроухова (1902), М. Горького (1905), А. Чехова (1903), Ф. Шаляпина (1905), Г. Федотовой (1905), М. Ермоловой (1905). 
Художник работает преимущественно над образом русской деревни. Особенно полюбилась ему средняя полоса России, которую он отобразил в картинах «Октябрь», «Баба в телеге», «Зимой», «Баба с лошадью», «Полосканье белья», «Стригуны на водопое». 
Возросшая популярность и радует художника, и огорчает. В начале своей деятельности Серов писал портреты тех, кто ему нравился. Приобретя известность, художник поступает в «общее пользование», принимает заказы от «всяких людей». Для него начинается кабала заказной портретной работы, от которой он не смог отделаться до самой смерти. Художник пишет портреты представителей крупной буржуазии, высшей знати, в том числе С. Мамонтова (1890), А. Бахрушина (1889), К. Победоносцева (1902), М. Морозова (1902), С. Витте (1904), князя В. Голицына (1906), Э. Нобеля (1909), И. Морозова (1910), В. Гиршман (1911), членов царской фамилии. Один из первых парадных портретов, «Портрет великого князя Павла Александровича» (1897), принес художнику золотую медаль «grand prix» на Парижской всемирной выставке 1900 года. 
Серов не щадил ни себя, ни свою модель. Художник писал честно, поэтому пошли разговоры, что «писаться у Серова опасно», видя в портретах злую «карикатуру», «шарж». Серов это решительно отрицал «Никогда не шаржировал, - говорил он, - ложь! Что делать, если шарж сидит в самой модели, - чем я-то виноват Я только высмотрел, подметил». 
В 1902 году Серов писал портрет Михаила Абрамовича Морозова. Н. Симонович-Ефимова свидетельствует «Блестящий и парадный большой портрет, в котором ясно, что тончайшее сукно на этом выхоленном дяде и под сукном чистейшее подкрахмаленное тончайшее полотно, а поза - огородное чучело, кабан, выскочивший с разгону. И первое, что приходит в голову, когда увидишь портрет, - господи, заказчик-то как же Согласился Позировал Заплатил» 
Серов также создал галерею светских полотен - С. Боткиной (1900-1902), Ф. Сумарокова-Эльстон (1903), Г. Гиршман (1907), Н. Позднякова (1908), Е. Морозовой (1908), М. и Е. Олив (1909), А. Ливен (1909), Иды Рубинштейн (1910), портрет М.К. Олив (двоюродной племянницы С.И. Мамонтова)… 
К числу подлинных шедевров мастера следует отнести портреты детей «Саша Серов» (1897), «Мика Морозов» (1902), графические листы - «Дети Боткины» (1900), «Юра Морозов» (1901), «Девочки Касьяновы» (1907). 
У Серова была большая семья. Вместе с женой Ольгой Федоровной, урожденной Трубниковой, они воспитывали шестерых детей - двух девочек и четырех мальчиков. Содержать их и большую квартиру, где художник мог бы творить, было трудно. 
Написав несколько портретов императора Николая II, Серов получил выгодный заказ на портрет императрицы Марии Федоровны. После первого же сеанса императрица подошла к мольберту и заметила 
- Тут слишком широко, здесь надо пониже, а здесь поднять... 
Художник опешил, а затем взял палитру и подал ее с поклоном Марии Федоровне 
- Вот, Ваше Величество. Вы сами и пишите, если так хорошо умеете рисовать. А я - слуга покорный! 
Императрица вспыхнула и ушла. А Серов наотрез отказался писать дальше. Более того, с тех пор вообще не сделал ни одного портрета членов царской фамилии. 
Серова до глубины души потряс расстрел 9 января 1905 года безоружной толпы, идущей к царю «искать правды». Возмущенный и подавленный случившимся, Серов вместе с Поленовым выразили протест в письме, адресованном собранию Академии художеств. А вскоре покинул академию. Свое отношение к событию 9 января он отразил и в рисунках, носящих политическую окраску. Наиболее острой оказалась пастель «Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава». 
В последние годы жизни Серов был увлечен поисками большого стиля. Эти поиски привели его к созданию прекрасных картин на мифологические и исторические темы. В 1907 году Серов осуществил свою давнишнюю мечту - он поехал в Грецию, где его пленило «удивительное ощущение от света, легкого-легкого ветра, близости мраморов, за которыми виден залив и зигзаги холмов». В результате живого прикосновения к античности появились такие произведения, как «Одиссей и Навсикая», «Похищение Европы». В этой картине Серов обращается к стихам Гомера об Одиссее, выброшенном бурей на берег, где его нашла дочь царя Навсикая. Как в античном фризе, движение развивается вдоль плоскости, язык художника скуп и выразителен, изумительно богатство серых тонов. 
Свои исторические картины художник создал в основном в последние годы «Юный Петр на псовой охоте» (1902), «Выезд Екатерины на охоту» (1911), «Кубок большого орла» (1910), «Петр Великий на работах» (1910-1911), «Петр I в Монплезире»(1911). Среди них выделяется «Петр I» (1907). 
Должна быть отмечена педагогическая деятельность Серова. С 1897 по 1909 год он преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Среди его учеников - П. Кузнецов, М. Сарьян, К. Петров-Водкин и другие. Для молодежи Серов оставался признанным мастером, она ориентировалась на его стилистические поиски, равно как и на его огромное трудолюбие. 
Многие замыслы Серова остались незавершенными. Он скончался 5 декабря 1911 года в самом расцвете творческих сил.

Меню сайта
Форма входа
Привет!
...
Фраза дня
Моя Школа
GalleriX
Календарь
КаленДАРь - праздник на каждый день
Поиск
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт

Всего ответов: 129
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Глобус посещений