Понедельник, 23.10.2017, 12:50
Приветствую Вас Гость | RSS

'

C.2

6 июня -  215 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина (1799-1837), великого русского поэта. Пушкинский день в России.

 Пушкин Александр Сергеевич (26 мая (6 июня) 1799, Москва— 29 января (10 февраля) 1837, Санкт-Петербург), русский поэт, драматург и прозаик, реформатор русского литературного языка. Член Российской академии (1833). Родился в семье небогатого дворянина, потомка старинного боярского рода. Мать Пушкина — Надежда Осиповна (1775—1836), внучка Ганнибала, военного деятеля петровской эпохи; отец — Сергей Львович (1767—1848), светский острослов и поэт-любитель, дядя по отцу, Василий Львович Пушкин (1766—1830), был известным поэтом круга Карамзина. Имел так же старшую сестру Ольгу (в замужестве Павлищеву) и младшего брата Льва Пушкина, который был его литературным секретарем.
Первые поэтические опыты Александра Пушкина относятся к раннему детству. В 1811 Пушкин поступил в Царскосельский лицей. Здесь впервые открылся и был высоко оценён его поэтический дар. Лицейские годы - период интенсивного творческого развития Пушкина. С большой непосредственностью и своеобразием используя каноны рационалистической поэтики 18 - начала 19 вв. он создаёт ряд стихотворений. «Воспоминания в Царском Селе» (1814); «Городок», «К Лицинию», «Роза» (1815). Его талант в эти годы нащупывает собственный стиль, приметы которого особенно ощутимы в таких стихах, как «Сон», «Желание», «Друзьям» (1816) и др.
На Пушкина обращают внимание Г. Р. Державин, Н. М. Карамзин, Батюшков, Жуковский. Лицеист Пушкин участвует в литературном обществе карамзинистов «Арзамас», ведущем борьбу с идейными и эстетическими взглядами консерваторов, объединившихся в «Беседе любителей русского слова», сближается с представителями свободомыслящего дворянства, в том числе с П. Я. Чаадаевым.
Южная ссылка - период расцвета романтизма Пушкина, сильнее всего проявившегося в созданных здесь поэмах, которые прочно утвердили за ним славу первого русского поэта благодаря яркости и новизне характеров и красок, виртуозному мастерству, созвучности умонастроениям передовых общественных и литературных кругов. В творчестве Пушкина «южные поэмы» сыграли большую роль. В этих поэмах впервые у Пушкина четко намечается философский подход к проблемам свободы, любви, личности. В эти годы в духовной жизни Пушкина назревает кризис.
В июле 1824 поэта, как неблагонадёжного и вследствие конфликтов с начальством, исключают из службы и высылают в родовое псковское имение Михайловское под надзор местных властей. Здесь, на исходе кризисного периода, возникает ряд шедевров, в том числе полный бодрости и веры цикл «Подражания Корану», где властно звучит тема пророческой миссии поэта. Пушкин создаёт центральные (3-6) главы «Евгения Онегина», сатирическую поэму «Граф Нулин», изучает историю России, летописи, записывает народные песни и сказки. Решающим моментом творческой эволюции Пушкина явилась трагедия «Борис Годунов» (1825), в которой заложены основы реализма, народности и историзма зрелого Александра Сергеевича Пушкина. Сам Пушкин расценивал свою трагедию как поворот к объективному, беспристрастному изучению законов бытия и человеческой жизни. Манифестом такого понимания поэтического творчества явилось стихотворение «Пророк» (1826).
В начале сентября 1826, вскоре после восстания, казни и ссылки декабристов, за Пушкиным «по высочайшему повелению» прибывает фельдъегерь и сопровождает его в Москву. 8 сентября между Пушкиным и новым царём происходит беседа, в которой Николай I объявляет Пушкину «прощение» и обещает, что сам будет его единственным цензором. Поверив в реальность политических и социальных реформ, в возможность сотрудничать с властью в интересах прогресса, Пушкин в «Стансах» (1826) советует Николаю следовать примеру царя-преобразователя Петра I, призывает проявить милосердие к ссыльным. Одновременно в записке «О народном воспитании» (1826) он высказывает ряд смелых идей и критических мыслей; в начале 1827 тайно отправляет в Сибирь послание декабристу И. И. Пущину («Мой первый друг...») и стихотворение «Во глубине сибирских руд». В стихотворении «Арион» иносказательно говорит о своей причастности к освободительному движению. Обостряется интерес Пушкина к теме истории России как государства, к деятельности Петра I, к проблеме места и роли отдельного человека в истории страны. В романе о своём предке «Арап Петра Великого» (1827; не закончен), первом крупном опыте Пушкина в прозе, историческое прошлое предстаёт в повседневном быте, в конкретных личностях и судьбах; в поэме «Полтава» (1828) личности и судьбы людей петровской эпохи во многом вбираются и поглощаются историческим процессом. Интересуясь внешней политикой Русского государства, Пушкин едет в 1829 на Кавказ, где шла война с Турцией; дневник поездки (переработанный позже в «Путешествие в Арзрум») сыграл важную роль в дальнейшем формировании принципов Пушкина-прозаика, утверждавшего «точность и краткость» как «первые достоинства прозы».
Слава Александра Пушкина в это время достигает своего зенита. Однако постепенно раскрывается сложность его политического и общественного положения в эпоху последекабрьской реакции: он получает от властей выговор за чтение в кругу друзей неопубликованного «Бориса Годунова», испытывает трудности, связанные с «высочайшей цензурой», и стеснения в свободе передвижения; в 1827 начинается следственное дело о стихотворении «Андрей Шенье», в котором усматривается отклик на расправу с декабристами, хотя оно было написано до восстания; в 1828 возбуждается дело о принадлежности Пушкину поэмы «Гавриилиада», ходившей в анонимных списках. За Пушкиным устанавливается секретный надзор. С др. стороны, апелляции к царю в «Стансах» воспринимаются либеральными кругами как лесть и отступничество; Пушкин отвечает на обвинения в стихотворении «Друзьям» («Нет, я не льстец...»), где снова призывает царя быть просвещённым и терпимым правителем.
С наступлением духовной зрелости приходят утомление «бурной жизнью», тяга к размеренному трудовому быту, семейному очагу, прочной любви. В 1829-30 Пушкин дважды сватается к Н. Н. Гончаровой и добивается согласия. Осенью 1830 Пушкин приезжает по имущественным делам в нижегородское имение Болдино, где задерживается из-за угрозы эпидемии холеры. Эта «болдинская осень» отмечена беспримерным размахом творческого вдохновения: за 3 месяца (с 3 сентября до 30 ноября) Пушкин создал около 50 произведений разных жанров и огромного значения. Здесь в основном завершен «Евгений Онегин» - роман о современной русской действительности в её главных социальных, духовных и нравственных аспектах.
В Болдине создан ряд критических и публицистических статей и заметок; около 30 стихотворений. Лирическое творчество Александра Пушкина к этому времени полностью сформировалось как «поэзия действительности» (определение И. В. Киреевского, принятое самим Пушкиным), где в процессе лирического переживания, происходит философское познание текучей, многосторонней и противоречивой реальности в свете высших человеческих идеалов. «Болдинская осень» 1830 знаменует эпоху полного расцвета творчества Пушкина, как явления всемирного масштаба.
30 ноября 1830 Пушкин покидает Болдино. 18 февраля 1831 в Москве он венчается с Гончаровой. 15 мая переезжает в Петербург, затем, намереваясь издавать журнал и заниматься историей, вновь поступает на государственную службу, добивается доступа к историческим архивным документам. Однако ни получить разрешение издавать журнал, ни найти верных общественно-литературных единомышленников ему не удаётся. По мере творческого возмужания Пушкина нарастает его одиночество, отчуждение публики и критики, вызываемое непониманием его общественной и литературной позиции, глубины его произведений. В 1832 начинается работа над романом «Дубровский», однако замысел романа, в центре которого - мятежный дворянин-одиночка, скоро перестаёт удовлетворять Пушкина. Оставив в начале 1833 работу над «Дубровским», он обращается к эпохе народного восстания под руководством Пугачева, вплотную приступив к историческому роману «Капитанская дочка», где продолжает начатое в «Борисе Годунове» исследование «судьбы человеческой, судьбы народной». Параллельно Пушкин работает над историческим трудом о пугачёвщине, собирает документы, изучает архивные материалы, в августе и сентябре 1833 посещает Оренбург, Казань и др. «пугачевские» места, беседует с очевидцами. Не будучи сторонником «бунта», Пушкин стремится создать строго достоверную картину событий и показать справедливость народного возмущения.
1 октября 1833, на обратном пути с Урала, Пушкин снова приезжает в Болдино. Полтора месяца второй «болдинской осени» - период нового творческого подъёма. Пушкин заканчивает здесь «Историю Пугачева», пишет поэму «Анджело», ряд «Песен западных славян», «Сказку о рыбаке и рыбке», «Сказку о мёртвой царевне...» и такие великие произведения, как поэма «Медный всадник», повесть «Пиковая дама», стихотворение «Осень».
1833-34 годы начинают последний, исключительно тяжёлый период жизни Пушкина. Авторитет первого русского поэта сохраняется за ним, но в основном как эхо славы Пушкина-романтика 20-х гг.; глубочайшие же открытия зрелого Пушкина расцениваются публикой, критикой и даже некоторыми друзьями как признаки «упадка».  В конце 1833 Пушкину присваивают чин камер-юнкера, оскорбительный для его возраста и общественного положения и закрепляющий за поэтом статус мелкого придворного. Вскоре Пушкин обнаруживает, что перлюстрируются его письма. Его репутация вольнодумца вызывает враждебное отношение к нему высшего света и бюрократической знати.
В этот трагический период в центре внимания Пушкина по-прежнему исторические судьбы и современные проблемы страны, народа и общества, пути национальной культуры, философское осмысление жизни и истории. Он готовит материалы для «Истории Петра», размышляет над историей Великой французской революции, историей русской литературы, изучает шедевр древнерусской литературы «Слово о полку Игореве», стремится влиять на самосознание общества, неоднократно в различных формах напоминает об участи сосланных декабристов. В 1836 он начинает издавать журнал «Современник», продолживший на новом этапе традиции прогрессивной русской журналистики, собирает вокруг него лучшие литературные силы, публикует ряд собственных критических и публицистических произведений, отстаивая в условиях реакции передовую общественную и нравственную роль литературы, борясь с отжившими и реакционными эстетическими воззрениями и охранительной прессой. Художественное творчество Пушкина в последние годы идёт в известной мере на убыль, уступая место критической, публицистической, теоретической, исторической работе; поэзия вытесняется прозой: Пушкин пишет философскую повесть «Египетские ночи» (1835), где тема истории смыкается с вопросом о сущности поэтического творчества; возникает ряд замыслов и планов прозаических произведений, а также набросков, многие из которых замечательны своей внутренней завершённостью, глубиной, лаконизмом, предвосхищением будущего русской прозы. Пушкин заканчивает «Капитанскую дочку» (1836), где постановка вопросов русской народной, исторической и государственной жизни сочетается с исследованием нравственной проблемы человеческого поведения в сложных исторических обстоятельствах, философские проблемы судьбы. Связь судьбы с жизненным поведением - тема философского гротеска «Сказка о золотом петушке», последней сказки Пушкина, единственного поэтического плода третьей «болдинской осени» (1834).
В ноябре 1836 Пушкин и некоторые его знакомые получают по почте анонимный пасквиль, оскорбительный для чести жены Пушкина и его самого. В результате обдуманной и коварной светской интриги между Пушкиным и поклонником его жены, французским эмигрантом Ж. Дантесом, 27 января (8 февраля) 1837 в предместье Петербурга, на Чёрной речке, происходит дуэль. Пушкин получает ранение в живот и, стоически перенося в течение двух суток тяжелейшие мучения, умирает. Его квартиру на набережной р. Мойки посещают толпы людей самых разных сословий. В поэтических откликах М. Ю. Лермонтова, Ф. И. Тютчева, А. В. Кольцова и др. находит выражение восприятие народом смерти Пушкина как национальной трагедии. Боясь «шума», правительство строго контролирует печать, объявленное место отпевания умышленно меняется, затем тело тайно, ночью, увозят и спешно хоронят в Святогорском монастыре (ныне поселок Пушкинские Горы Псковской области).
Значение творчества и масштабы гения Пушкина ставят его в ряд величайших, исключительных явлений мировой культуры. Язык Пушкина, сочетающий книжные нормы с живыми разговорными, остаётся до сих пор основой русского литературного языка. Произведения Пушкина переведены почти на все языки мира.

6 июня – 170 лет со дня рождения Константина Аполлоновича Савицкого (1844-1905), русского художника.

Имя художника Константина Аполлоновича Савицкого ныне пребывает в забвении. А зря. Ведь мало того, что он был одним из значительнейших представителей передвижников, определявших художественную жизнь России во второй половине XIX века. Доказательством заслуг Савицкого является и то, что ныне его картины находятся в Третьяковской галерее и других известнейших музеях. Кстати, один из плодотворнейших периодов его жизни связан с нынешней Латвией, с Динабургом (Даугавпилс). И это позволяет художнику считаться одним из знаменитейших динабуржцев - пусть даже он родился и не здесь.

Тихой гавани приют
Появление Савицкого в Динабурге состоялось почти 137 лет назад - в феврале 1875 года он приехал в сей уездный город. Увы, не обстоятельства счастливого бытия заставили его поменять место жительства. Константин Аполлонович искал убежище, тихую житейскую гавань, где он мог бы справиться со своим горем. А горе действительно было невыносимым: незадолго до этого в Париже его горячо любимая жена покончила жизнь самоубийством. Поводом к ужасному поступку послужила ревность. И хотя позже выяснилось, что вызвана она была трагической ошибкой, утешением скорбящим родственникам и самому Константину Аполлоновичу это, естественно, не послужило.
Бежать, бежать… прочь от блестящих салонов и столичных проспектов, где все напоминало о безвременно ушедшей любимой. Чтобы хоть как-то справиться со своим горем, Савицкий решил уединиться в тихой провинции. На Динабург его выбор пал совершенно случайно - здесь, будучи замужем за офицером Сазановичем, проживала его сестра. Художник решил перебраться поближе к ней.
В Динабурге Савицкий прожил более четырех лет, и эти годы ничуть не были для него тягостны - как и любой выдающийся творческий человек, он нашел забвение в искусстве. Ну а новое место жительства стало для Константина Аполлоновича одним из источников вдохновения. В письме своему другу и коллеге художнику-передвижнику В. Максимову от 25 февраля 1877 года Савицкий написал буквально следующее: «Я в качестве отшельника нахожусь в одном из прекрасных захолустий Отечества нашего - Динабурге». Что ж, звучит куда как поэтично…
Из писем родным и коллегам известно и место жительства Константина Савицкого в Динабурге. Это улица Жандармская, дом Козлова (по обычаям того времени указывался не номер дома, а фамилия владельца). Ныне его уж не найти - все перепахано безжалостным плугом времени…

Апогей творчества
По мнению критиков, именно годы, проведенные в динабуржском «прекрасном захолустье», стали для Савицкого самыми золотыми, поскольку именно здесь он сотворил лучшие свои картины - иные из которых стали настоящими шедеврами. К сожалению, некоторые из них не дожили до наших дней: например, полотна «Пастух», «Подолянка». Увы, вопреки мысли классика, далеко не всегда шедевры человеческого гения не подвластны времени и бедствиям. Однако большинство полотен сохранилось, и ныне мы можем созерцать их подлинники, хотя оригинал выдающейся картины «Пожар в деревне» (или просто «Погорельцы») уже и не увидим. История ее создания напрямую отсылает нас к динабургским реалиям. В письме к другу, великому Крамскому, Савицкий сообщает: «Одно время Динабург горел чуть ли не каждый день. Пожары переполошили и нас так, что уже с месяц времени вещи собраны в узлах, чтобы на несчастный случай быть наготове. Эти пожары пустили много несчастных по миру. Я написал с них «Погорельцев». Сохранилась одна лишь фотография этой картины. (Хотя, кто знает, может, она и сейчас жива, осев безвестно в какой-нибудь частной коллекции.)
Важнейшая вещь Савицкого, написанная в Динабурге - «Встреча иконы». Замысел ее был подсказан художнику курьезным фактом его собственной биографии. Ради заработка он взялся написать несколько икон для одной из динабуржских церквей, но результат его трудов был отвергнут суровыми батюшками. Подробности приводятся в письме В. Максимова к дочери: «Тетушка из Динабурга рассказала, как Савицкий взялся писать образа и писал портреты хорошеньких женщин, своих родственниц, да так похоже, что никто не хотел молиться на их изображения. Кончилось тем, что отдали другому мастеру переписать образа».
Жаль все-таки, что «иконы», созданные Савицким, не сохранились - ибо все, что вышло из-под руки гения, имеет право на жизнь. Обескураженный своим провалом как иконописца, Константин Аполлонович подошел к теме с другой стороны, написав «Встречу иконы». Картина рождалась в канун русско-турецкой войны 1877-78 гг., которую Россия вела за освобождение братьев-славян на Балканах. В одном из боев сложил голову муж сестры, Сазанович. Художник остался едва ли не единственным попечителем вдовы и двух малолетних детей, по-прежнему живших в Динабурге. Поэтому, стесненный в средствах Савицкий был очень рад, когда его картину за солидную сумму приобрел сам Павел Михайлович Третьяков, друг и покровитель художников земли российской. Ныне «Встреча иконы» заслуженно пребывает в Третьяковской галерее.
Однако прежде, чем украсить анфилады Третьяковки, «Встреча иконы» демонстрировалась на восьмой передвижнической выставке с такими общепризнанными шедеврами, как «Протодьякон» И. Репина, «Рожь» И. Шишкина. По поводу творения Савицкого знаменитый критик того времени В. Стасов писал: «Господин Савицкий нежданно-негаданно привез на передвижную выставку картину, хотя и небольшую, но превосходную, хотя и грязно и серо написанную, но полную такого содержания, таких типов и такой правды, которые делают ее одним из самых значительных и важных созданий станковой русской школы». Здесь же, в Динабурге, Константин Аполлонович сотворил другое свое важное произведение - «На войну».
Сюжет ее, как нетрудно догадаться, был навеян событиями продолжавшегося русско-турецкого противостояния. Как и в случае со «Встречей иконы», прототипами изображенных на ней персонажей послужили простые динабуржцы. Всего, кстати, Савицкий сделал два варианта этого полотна – причем, во втором из них весьма сокращено количество действующих лиц. В свое время первый вариант подвергся неуемным нападкам критиков, посчитавших, что из-за обилия фигур теряется смысл картины. Огорченный Константин Аполлонович, принявший критику слишком близко к сердцу, спрятал первую версию подальше от чужих глаз, а потом и вовсе порезал ее на фрагменты, некоторые из которых сейчас можно отыскать в музеях и частных коллекциях.
Куда более счастливая судьба ожидала второй, окончательный вариант многострадальной картины. Полотно «На войну» случайно попалось на глаза императору Александру III, и даже этот грубоватый служака, далекий от искусств, остался ею крайне доволен, высоко оценив за «патриотический дух». Царь повелел приобрести картину для собственной коллекции, и ныне она красуется в Государственном Русском музее.

С благодарностью к Динабургу
Единственное, чего не хватало Савицкому в благодатной атмосфере тихого Динабурга, так это общения с друзьями-художниками, отсутствие художественных выставок, посещая которые, можно ревнивым и наметанным глазом сразу увидеть все достоинства и недостатки новых работ приятелей-соперников. Впрочем, об отсутствии выставок Константин Аполлонович сожалел не только из профессиональных побуждений. Ему было искренне жаль, что небогатые динабуржцы не имеют возможности насладиться созерцанием прекрасных творений художнической кисти. В очередном письме Крамскому он сообщает: «Знаете ли Вы, что я задумал? Смертельно хочется мне, прежде чем отослать или отвезти мои новые вещи в Питер, устроить здесь выставку их в пользу бедных горожан и всех тех нищих, которые мне позировали, словом, с целью благотворительной для города Динабурга; мне ужасно улыбается эта затея курьезно посмотреть, как отнесутся и что выйдет из этого». Не приходится сомневаться, что обуянный передвижническим духом Савицкий горячо взялся за исполнение своего намерения. Однако известия о его динабургской выставке до нас так и не дошли.
Но вот миновали четыре с половиной года, и Константин Аполлонович почувствовал себя достаточно исцеленным для того, чтобы вновь, без горечи в сердце, вдохнуть воздух северной столицы. Он покидал Динабург с чувством благодарности к месту, где на него снизошли покой и вдохновение, где он создал прекраснейшие свои шедевры. И с тех пор чем бы ни занимался и где бы он ни был (а прожил Савицкий еще немало - двадцать шесть лет), он с неизменным удовольствием и ностальгией вспоминал это место тихого отдохновения.
Ну а нам сейчас остается любоваться его «Встречей иконы» и гадать мысленно: интересно, с кого из горожан был «списан» вон тот коленопреклоненный крестьянин или та миловидная девушка? А священник — наверное, он и в самом деле служил в одной из динабургских церквей? Ведь искусство — это всегда зеркало реальности…

11 июня – 150 лет со дня рождения Рихарда Штрауса (1864-1949), немецкого композитора, дирижёра.

Рихард Штраус — один из крупнейших немецких композиторов, рубежа XIX-XX вв. Наряду с Г. Малером он был также одним из лучших дирижеров своего времени. Слава сопутствовала ему с юных лет до конца жизни. Смелое новаторство молодого Штрауса вызывало резкие нападки и дискуссии. В 20-30-х гг. XX в. поборники новейших течений объявляли творчество композитора устаревшим и старомодным. Однако, вопреки этому, его лучшие произведения пережили десятилетия и сохранили свое обаяние и ценность до наших дней.
Потомственный музыкант, Штраус родился и вырос в артистической среде. Его отец был блестящим валторнистом и работал в Мюнхенском придворном оркестре. Мать, происходившая из семьи состоятельного пивовара, имела хорошую музыкальную подготовку. Первые уроки музыки будущий композитор получил от нее, когда ему было 4 года. В семье много музицировали, поэтому неудивительно, что музыкальное дарование мальчика проявилось рано: в 6 лет он сочинил несколько пьес и попробовал написать увертюру для оркестра. Одновременно с домашними занятиями музыкой Рихард прошел курс гимназии, изучал историю искусства и философию в Мюнхенском университете. Мюнхенский дирижер Ф. Майер давал ему уроки гармонии, анализа форм, оркестровки. Участие в любительском оркестре дало возможность практически освоить инструменты, а первые композиторские опыты тут же исполнялись. Успешные занятия музыкой показали, что поступать в консерваторию юноше нет необходимости. Ранние сочинения Штрауса написаны в рамках умеренного романтизма, но выдающийся пианист и дирижер Г. Бюлов, критик Э. Ганслитс и. И. Брамс увидели в них большую одаренность юноши.
По рекомендации Бюлова Штраус становится его преемником — руководителем придворного оркестра герцога Саксен-Мейдингенского. Но кипящей энергии молодого музыканта было тесно в рамках провинции, и он покинул городок, перейдя на должность третьего капельмейстера в Мюнхенской придворной опере. Яркое впечатление оставила поездка в Италию, отразившаяся в симфонической фантазии «Из Италии» (1886), стремительный финал котооой вызвал бурные споры. Через 3 года Штраус переходит на службу в Веймарский придворный театр и одновременно с постановкой опер пишет свою симфоническую поэму «Дон-Жуан» (1889), выдвинувшую его на видное место в мировом искусстве. Бюлов писал: «„Дон-Жуан“...» имел совершенно неслыханный успех«. Штраусовский оркестр впервые засверкал здесь мощью рубенсовских красок, а в жизнерадостном герое поэмы многие узнавали автопортрет самого композитора. В 1889-98 гг. Штраус создает целый ряд ярких симфонических поэм: «Тиль Уленшпигель», «Так говорил Заратустра», «Жизнь героя», «Смерть и просветление», «Дон Кихот». В них многообразно раскрылось огромное дарование композитора: великолепная красочность, сверкающее звучание оркестра, дерзкая смелость музыкального языка. Созданием «Домашней симфонии» (1903) завершается «симфонический» период творчества Штрауса.
Отныне композитор посвящает себя опере. Первые его опыты в этом жанре («Гунтрам» и «Потухший огонь») носят следы влияния великого Р. Вагнера, к титаническому труду которого Штраус, по его словам, испытывал «безграничное уважение».
К началу века слава Штрауса распространяется по всему миру. Его постановки опер Моцарта и Вагнера расцениваются как образцовые. Как дирижер-симфонист Штраус гастролирует в Англии, Франции, Бельгии, Голландии, Италии, Испании. В 1896 г. его талант по достоинству оценили в Москве, где он побывал с концертами. В 1898 г. Штрауса приглашают на должность дирижера Берлинской придворной оперы. Он играет видную роль в музыкальной жизни; организует товарищество немецких композиторов, набирается президентом Всеобщего германского музыкального союза, вносит в рейхстаг законопроект об охране авторских прав композиторов. Здесь же он знакомится с Р. Ролланом и Г. Гофмансталем — талантливым австрийским поэтом и драматургом, с которым сотрудничает около 30 лет.
В 1903-08 гг. Штраус создает оперы «Саломея» (по драме О. Уайльда) и «Электра» (по трагедии Г. Гофмансталя). В них композитор вполне освобождается от влияния Вагнера.
Библейский и античный сюжеты в трактовке ярких представителей европейского декаданса приобретают роскошный и тревожный колорит, рисуют трагедию заката древних цивилизаций. Смелый музыкальный язык Штрауса, особенно в «Электре», где композитор, по собственным словам, «дошел до крайних границ... способности к восприятию современных ушей», вызывал противодействие исполнителей, критики. Но вскоре обе оперы начали свое триумфальное шествие по сценам Европа.
В 1910 г. в творчестве композитора наступает перелом. В разгаре бурной дирижерской деятельности он создает популярнейшую из своих опер «Кавалер розы». Влияние венской культуры, выступления в Вене, дружба с венскими литераторами, давняя симпатия к музыке своего однофамильца Иоганна Штрауса — все это не могло не отразиться в музыке. Опера-вальс, овеянная романтикой Вены, в которой переплетаются забавные приключения, комические интриги с переодеваниями, трогательные взаимоотношения лирических героев, Кавалер розы имел блистательный успех на премьере в Дрездене (1911) и скоро быстро завоевал сцены многих стран, став одной из популярнейших опер XX в.
Эпикурейское дарование Штрауса расцветает с невиданной широтой. Под впечатлением давней поездки в Грецию он пишет оперу «Ариадна на Наксосе» (1912). В ней, как и в созданных впоследствии операх «Елена Египетская» (1927), «Дафна» (1940) и «Любовь Данаи» (1940), композитор с позиций музыканта XX в. отдал дань образам античной Греции, светлая гармония которой была так близка его душе.
Первая мировая война вызвала волну шовинизма в Германии. В этой обстановке Штраус сумел сохранить независимость суждений, смелость и ясность мысли. Антивоенные настроения Роллана были близки композитору, и друзья, оказавшиеся во враждующих странах, не изменили своей привязанности. Спасение композитор находил, по своему признанию, в «прилежной работе». В 1915 г. он заканчивает красочную «Альпийскую симфонию», а в 1919 — в Вене ставится его новая опера на либретто Гофмансталя «Женщина без тени».
В этом же году Штраус на 5 лет становится руководителем одного из лучших оперных театров мира — Венской оперы, является одним из руководителей зальцбургских фестивалей. К 60-летию композитора фестивали, посвященные его творчеству, прошли в Вене, Берлине, Мюнхене, Дрездене и других городах.
Изумляет творческая активность Штрауса. Он создает вокальные циклы на стихи И. В. Гете, В. Шекспира, К. Брентано, Г. Гейне, «веселый венский балет» «Шлагобер» («Сбитые сливки», 1921), «бюргерскую комедию с симфоническими интермедиями» оперу «Интермеццо» (1924), лирическую музыкальную комедию из венской жизни «Арабелла» (1933), комическую оперу «Молчаливая женщина» (на сюжет Б. Джонсона, в содружестве с С. Цвейгом).
С приходом к власти Гитлера фашисты стремились вначале привлечь к себе на службу видных деятелей немецкой культуры. Не спрашивая согласия композитора, Геббельс назначил его главой Имперской музыкальной камеры. Штраус, не предвидевший всех последствий этого шага, принял пост, надеясь противостоять злу и способствовать сохранению немецкой культуры. Но нацисты, не церемонясь с авторитетнейшим композитором, предписывали свои правила: запретили поездку в Зальцбург, куда приезжали немецкие эмигранты, преследовали либреттиста Штрауса С. Цвейга за его «неарийское» происхождение и в связи с этим запретили исполнение оперы «Молчаливая женщина». Композитор не мог сдержать своего негодования в письме к другу. Письмо было вскрыто гестапо и в результате Штраусу было предложено подать в отставку. Однако с отвращением наблюдая за деятельностью нацистов, Штраус не мог отказаться от творчества. Не имея возможности больше сотрудничать с Цвейгом, он ищет нового либреттиста, вместе с которым создает оперы «День мира» (1936), «Дафна», «Любовь Данаи». Последняя опера Штрауса «Каприччио» (1941) вновь восхищает неисчерпаемой силой и яркостью вдохновения.
В годы второй мировой войны, когда страна покрывалась развалинами, рушились под бомбежками театры Мюнхена, Дрездена, Вены, Штраус продолжает работать. Он пишет скорбную пьесу для струнных «Метаморфозы» (1943), романсы, один из которых посвящает 80-летию Г. Гауптмана, оркестровые сюиты. После окончания войны Штраус несколько лет живет в Швейцарии, а накануне своего 85-летия возвращается в Гармиш.
Творческое наследие Штрауса обширно и многообразно: оперы, балеты, симфонические поэмы, музыка к драматическим спектаклям, хоровые произведения, романсы. Композитора вдохновляли самые разнообразные литературные источники: это Ф. Ницше и Ж. Б. Мольер, М. Сервантес и О. Уайльд. Б. Джонсон и Г. Гофмансталь, И. В. Гете и Н. Ленау.
Формирование стиля Штрауса проходило под влиянием немецкого музыкального романтизма Р. Шумана, Ф. Мендельсона, И. Брамса, Р. Вагнера. Яркая самобытность его музыки впервые проявилась в симфонической поэме «Дон-Жуан», которая открыла целую галерею программных произведений. В них Штраус развил принципы программного симфонизма Г. Берлиоза и Ф. Листа, сказав новое слово в этой области.

Значительно литературное наследие Штрауса. Величайший мастер оркестра, он пересмотрел и дополнил «Трактат об инструментовке» Берлиоза. Интересна его автобиографическая книга «Размышления и воспоминания», обширна переписка с родителями, Р. Ролланом, Г. Бюловым, Г. Гофмансталем, С. Цвейгом.
Исполнительская деятельность Штрауса как оперного и симфонического дирижера охватывает 65 лет. Он выступал в концертных залах Европы и Америки, ставил оперные спектакли в театрах Австрии и Германии. По масштабности дарования его сравнивали с такими корифеями дирижерского искусства, как Ф. Вайнгартнер и Ф. Мотль.
Оценивая Штрауса как творческую личность, его друг Р. Роллан писал: «Воля у него героическая, покоряющая, страстная и могучая до величия. Вот чем Рихард Штраус велик, вот в чем он уникум в настоящее время. В нем чувствуется сила, властвующая над людьми. Эти-то героические стороны и делают его преемником какой-то части мыслей Бетховена и Вагнера. Эти-то стороны и делают его одним, из поэтов, — быть может, самым крупным современной Германии...»

Меню сайта
Форма входа
Привет!
...
Фраза дня
Моя Школа
GalleriX
Календарь
КаленДАРь - праздник на каждый день
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Наш опрос
Оцените мой сайт

Всего ответов: 129
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Глобус посещений